Люди добрые, помните: любили мы жизнь и родину нашу, и вас, дорогие!

Memorialnyy-kompleks-_KHatyn_-2

Хатынь… Название этой деревни в Логойском районе Минской области сегодня широко известно в мире. Оно давно стало символом того, к чему может привести жестокость и цинизм, потеря моральных принципов и полное расчеловечивание. Хатынь – это такой же символ геноцида белорусского народа, как наши Лозки и Озаричский лагерь смерти…

Это случилось 22 марта 1943 года, в православный день памяти 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся. Во второй половине дня, прочесывая лес в поисках партизан, каратели из батальона СС «Дирлевангер» и 118-го украинского охранного батальона вышли к деревни Хатынь. Примечательно, что охранным батальоном командовал бывший польский майор Константин Смовский, начальником штаба был бывший старший лейтенант Красной Армии Григорий Васюра, а командиром взвода – бывший лейтенант Красной Армии Василий Мелешко. Куратором от немцев являлся майор полиции Эрих Кернер.

Жители Хатыни ничего не знали о том происшествии на дороге Логойск-Плещеницы, в ответ на которое в нарушение всех правил и обычаев ведения войны фашисты применили принцип коллективного наказания. Между тем накануне, 21 марта 1943 года, на дороге из Логойска в Плещеницы в партизанскую засаду отряда «Мститель» попал немецкий кортеж. В перестрелке было убито три оккупанта. Среди них и Ханс Вёльке – чемпион Олимпийских игр 1936 года в толкании ядра. Каратели стали прочесывать лес в поисках партизан и во второй половине дня 22 марта 1943 года вышли к Хатыни.

Окружив деревню, они по приказу Эриха Кернера и под непосредственным руководством Васюры согнали всех жителей Хатыни в колхозный сарай. Всего – 149 человек, из них 75 детей до 16 лет.

Среди них были и многодетные семьи: у Иосифа и Анны Барановских – девять детей, у Александра и Александры Новицких – семеро. Запертыми в сарае оказались Антон Кункевич из деревни Юрковичи и Кристина Слонская из деревни Камено. Каратели  обложили сарай соломой, облили бензином, и переводчик-полицейский Лукович поднес факел…

Сарай вспыхнул, как свеча. Жуткие душераздирающие вопли и причитания женщин, крики и плач детей, стенания мужчин разнеслись по окрестности. Под напором десятков человеческих тел рухнули двери. В охваченной огнем одежде люди стали выбегать из пламени, но по приказу Кетнера, Смовского и Васюры их тут же расстреливали из пулеметов, автоматов и винтовок. Стрельба прекратилась лишь тогда, когда перестали раздаваться крики и стоны, и рухнула крыша сарая. Вслед за тем каратели сожгли и всю деревню…

Из пламени чудом удалось спастись двум девушкам – Марии Федорович и Юлии Климович. Они доползти до леса, где их подобрали жители деревни Хворостени (увы, но вскоре и эту деревню сожгли оккупанты, и обе девушки погибли).

Остались в живых 7-летний Виктор Желобкович и 12-летний Антон Барановский. Витя спрятался под телом своей матери, которая прикрыла сына собой. Раненный в руку, он пролежал под трупом матери до ухода карателей из деревни. Антон был ранен в ногу, эсэсовцы посчитали его мертвым. Обгоревших раненых детей позже подобрали и выходили жители соседних деревень. После войны ребята воспитывались в детском доме. Укрыться от нацистов сумели еще трое – Володя Яскевич, его сестра Соня и Саша Желобкович.

Из взрослых жителей Хатыни выжил 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский. Обгоревший и раненый, он пролежал до поздней ночи. Когда пришел в себя, карателей в деревне уже не было. Среди трупов односельчан он опознал своего сына Адама. Мальчик сильно обгорел и был смертельно ранен в живот. Он умер на руках у отца. Иосиф Иосифович с мертвым сыном на руках стал прототипом знаменитого на весь мир памятника в мемориальном комплексе «Хатынь».

Уже нет в живых никого из свидетелей и очевидцев трагедии в маленькой лесной деревне. Последний из них Виктор Желобкович умер в 2020 году. Но вечным укором карателям и их потомкам, вечным напоминанием о незаживающей ране белорусского народа был, есть и будет мемориал, созданный в 1969 году на месте Хатынской трагедии. Мемориал, в котором собрана земля из всех 186 скорбных деревень Беларуси, которые были сожжены вместе с жителями. Названия еще 433 белорусских деревень, которые были уничтожены в годы войны фашистами вместе с жителями, но возродились, перечислены на «символических ветвях деревьев жизни».

На одной из стел мемориала есть такое обращение-заклинание от жителей огненной деревни к потомкам и всем людям доброй воли: «Людзі добрыя, помніце, мы любілі жыццё і радзіму нашу, і вас, дарагія! Мы згарэлі жывымі ў агні, наша просьба да ўсіх: хай жалоба і смутак абернуцца ў мужнасць і сілу, каб змаглі ўвекавечыць вы мір і спакой на зямлі. Каб нідзе і ніколі ў віхры пажараў жыццё не ўмірала!».

Почти восемь десятилетий отделяет нас от Хатынской трагедии. Три поколения людей сменились с того времени. Но как же актуально звучат эти слова: «Людзі добрыя, помніце!»…

 

Александр Веко.

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.