Правда о Великой Отечественной

art-gorod-ulica-tanki-kv-85-soldaty-vov-risunok

И один в поле воин
17 июля 1941 года обер-лейтенант вермахта Хенсфальд, погибший впоследствии под Сталинградом, записал в своем дневнике: «Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили русского неизвестного солдата. Он один, стоя у пушки, долго расстреливал колонну наших танков и пехоты. Так и погиб. Все удивлялись его храбрости».
Позже выяснилось, что это был командир орудия 137-й стрелковой дивизии 13-й армии старший сержант Николай Сиротинин. Он остался один прикрывать отход своей части. Сиротинин, занял выгодную огневую позицию, с которой хорошо просматривались шоссе, небольшая речушка и мост через нее. На рассвете 17 июля показались немецкие танки и бронетранспортеры. Когда головной танк вышел на мост, раздался орудийный выстрел. С первого выстрела Николай подбил немецкий танк. Второй снаряд поразил еще одну, замыкавшую колонну. На дороге образовалась пробка. Гитлеровцы попытались свернуть с шоссе, но несколько танков сразу застряли в болоте. А старший сержант Сиротинин продолжал посылать снаряды в цель. Противник обрушил огонь всех танков и пулеметов на одинокое орудие. С запада подошла вторая группа танков и также открыла стрельбу. Лишь через 2,5 часа немцам удалось уничтожить пушку, которая успела выпустить почти 60 снарядов. На месте боя догорали 10 подбитых немецких танков и бронетранспортеров. У немцев сложилось впечатление, что огонь по танкам вела батарея полного состава. И только позднее они узнали, что колонну танков сдерживал один артиллерист.
Да, этого воина хоронил противник! С почестями…

Несокрушимый

В июле 1941 года в Литве, в районе города Рассеняй, один танк КВ в течение двух суток сдерживал наступление всей (!?) 4-й немецкой танковой группы генерал-полковника Гепнера.
Экипаж танка КВ сначала сжег колонну грузовиков с боеприпасами. Подобраться к нему было невозможно — дороги проходили среди болот. Передовые немецкие части оказались отрезаны. Попытка уничтожить танк 50-мм противотанковой батареей с расстояния 500 м окончилась полным фиаско. Танк КВ остался невредимым, несмотря на 14 (!?) прямых попаданий, которые оставили лишь вмятины на его броне.
Когда немцы подтянули более мощную 88-мм зенитку, экипаж танка позволил ей встать на позицию в 700 м, а затем хладнокровно расстрелял, прежде чем расчет смог произвести хотя бы один выстрел.
Ночью немцами были посланы саперы. Им удалось заложить взрывчатку под гусеницы танка. Но заложенные заряды вырвали лишь несколько кусков из траков танка. КВ остался мобильным и боеспособным и продолжал блокировать немецкое наступление.
В первый день экипаж танка снабжали припасами местные жители, но потом вокруг КВ была установлена блокада. Однако даже эта изоляция не заставила танкистов покинуть позицию.
В итоге немцы пошли на хитрость. 50 немецких танков стали обстреливать КВ с трех направлений, чтобы отвлечь его внимание. В это время новую 88-мм зенитку подтянули в тыл танку. Она 12 раз попала в танк, и только 3 снаряда пробили броню, уничтожив экипаж танка.

Не все генералы отступали

22 июня 1941 года в полосе юго-западного фронта группа немецких армий «Юг» (командующий фельдмаршал Г.Рундштедт) нанесла главный удар южнее Владимир-Волынского по соединениям 5-й армии генерала М.И. Потапова и по 6-й армии генерала И.Н. Музыченко.
В центре полосы 6-й армии, в районе Рава-Русской, стойко оборонялась 41-я стрелковая дивизия старейшего командира РККА генерала Г.Н. Микушева. Первые удары врага подразделения дивизии отражали совместно с пограничниками 91-го погранотряда.
23 июня, с подходом основных сил дивизии, предприняв контратаку, отбросили противника за государственную границу и продвинулись до 3 км на польскую территорию. Но в связи с угрозой окружения им пришлось отойти.

Икона
«Одигитрия
Вяземская
ратная»

Вяземский котел – самое горькое поражение Красной Армии. Немецкая группа «Центр», прорываясь к Москве, в районе Вязьмы прорвала оборону советских войск и окружила 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк.
Красная Армия потеряла 380 тысяч человек убитыми и ранеными, в плен попали свыше 600 тысяч человек. После войны по благословению схиархимандрита Михаила (Балаева), насельника Троице-Сергиевой лавры, участника боев за освобождение Вязьмы в марте 1943 года была написана первая икона, где советские воины изображены как мученики – «Одигитрия Вяземская ратная».

Миной по самолету

Во время обороны Севастополя в 1942 году произошел единственный за всю историю Великой Отечественной войны случай, когда командир минометной роты младший лейтенант Симонок из 82-мм миномета прямым попаданием сбил низко летевший немецкий самолет!
Это было настолько мало вероятно, как сбить самолет брошенным в него камнем.

Дорогой жизни

Водители, перевозившие продукты и людей по Дороге жизни (удалось спасти полмиллиона человек), не закрывали двери, чтобы успеть выпрыгнуть, если машина начнет тонуть. Только в первую зиму под лед ушло около тысячи грузовиков. Легендарные «полуторки» поднимали со дна еще несколько десятилетий после окончания войны. А бронзовая копия ГАЗ стоит на берегу Ладожского озера как памятник подвигу на военно-автомобильной дороге №101.
Когда по Ладоге вывозили жителей блокадного Ленинграда, дети гибли не только от бомбежек. Закоченевшие руки матерей, когда машина подпрыгивала, не могли удержать малышей и они выпадали на лед. А озеро не замерзало полностью, в декабре толщина льда в некоторых местах была не более 3 сантиметров.
С самолетов без парашютов
Летчик, совершавший разведывательный полет, во время возвращения заметил колонну немецкой бронетехники, двигавшуюся к Москве. Как выяснилось, на пути немецких танков наших войск не было. Поэтому было принято немедленное решение перед колонной выбросить десант. На аэродром привезли только, что укомплектованный полк сибиряков в белых полушубках.
Когда немецкая колонна шла по шоссе, неожиданно впереди ее появились низко летящие самолеты, они словно собирались приземлиться, сбросив до предела скорость, в 10-20 метрах от поверхности снега. С самолетов на заснеженное поле рядом с дорогой посыпались гроздьями люди в белых полушубках. Бойцы вскакивали на ноги и с ходу бросались под гусеницы танков со связками гранат. Они были похожи на белые привидения, их не было видно в снегу, и продвижение танков удалось остановить.
Когда к немцам подошла новая колонна танков и мотопехоты, «белых бушлатов» уже практически не осталось. И тогда опять налетела волна самолетов и с неба хлынул новый белый водопад свежих бойцов без парашютов.
Немецкое наступление было остановлено, лишь несколько танков поспешно развернулись назад. Позже выяснилось, что при падении в снег погибло всего 12 процентов десанта. Но разве возможно себе представить, чтобы даже в самый отчаянный момент, немцы, американцы, или англичанине, добровольно и без парашюта прыгнули на вражеские танки!?

На таран с открытым люком

Летчик-истребитель Борис Ковзан, возвращаясь с задания, вступил в бой с шестью немецкими истребителями. Получив ранение в голову и оставшись без боеприпасов, Ковзан сообщил по рации, что покидает самолет, и открыл уже фонарь, чтобы его покинуть. И в этот момент он увидел несущегося на него немецкого аса. Борис опять схватился за штурвал и направил самолет на вражеский самолет.
Летчик знал, что при таране ни в коем случае нельзя сворачивать. Если ты свернешь — твой враг побьет тебя винтом. Он-то винт себе тоже, конечно, сломает, но теоретически сможет спланировать, а вот от «жертвы» уж точно ничего не останется. Это война нервов. Ну а уж если никто не свернет, то тогда двоим слава и почет! Но немецкий ас был настоящим асом. И это все знал, и не свернул тоже, и оба самолета лоб в лоб и врезались. Но у немецкого аса фонарь-то был закрыт, а тяжело раненый Борис Ковзан через открытый фонарь без сознания улетел в небо. Парашют раскрылся и дважды Герой Советского Союза успешно приземлился.
Факты подобрал Янка СТОДОЛЮК.

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.