Смириться, но не сдаться: у Ромы  ДЦП, но он ходит в школу и получает «отлично» по математике

IMG_0649

Они особенные. И я сейчас не про диагнозы, а про родителей таких детей. Виктория и Сергей Москаленко не стали жаловаться на судьбу, зато рискнули сломать стереотипы. Благодаря им я узнала, что ребенок может ходить, учиться в обычной школе, получать «отлично» по математике, играть в приставку с младшим братом, даже если в медкарте стоит пугающая аббревиатура ДЦП.

Вику я знаю давно. И с первого дня знакомства она произвела впечатление бойца, неутомимой труженицы, которая всегда добивается своего, не пасует ни перед чем. И спустя много лет мое мнение о ней не изменилось. Сергей же наоборот более рассудительный и  спокойный.

IMG_0653

– Это только внешне он такой, – говорит Вика. – И, хотя он действительно действует на меня успокаивающе, я бы даже сказала «отрезвляюще», когда меня одолевает очередная идея «фикс», в нем энергии не меньше.

Виктория и Сергей воспитывают двоих мальчишек: Рому и Женю.

IMG_0633

Для каждого родителя рождение ребенка — одно из самых главных и счастливых событий в жизни. Вот и Вика, и Сергей ждали своего первенца в радостном предвкушении. Беременность прошла легко, спокойно. Но стоит заговорить про роды, как на глазах Вики появляются слезы. Прошло почт 13 лет, но вспоминать тот период  Вике сложно,  не любит возвращаться даже мысленно в то время,  как и не любит говорить о проблемах.

– Как только я родила, Рому сразу забрали врачи, унесли в реанимацию, а вскоре и вовсе отправили в Гомель. Никто не говорил мне, что с ним.

IMG_0627

Непонимание ситуации и страх – это была первая трудность, с которой столкнулись молодые родители. Первым Рому увидел папа. Пока супруга лежала в больнице он ездил в Гомель, навещал сына. Вскоре и Вику, и Рому выписали, а спустя год врачи поставили диагноз: детский церебральный паралич.

Можно вести здоровый образ жизни, выполнять все рекомендации врачей во время беременности, но вот в один момент что-то пошло не так — и твоя семья уже «особенная»,

– И ты в прострации, потому что совершенно не знаешь, что делать.  Ведь про такую болезнь мы даже не слышали.  Весь год я понимала, что что-то не так, мы стояли на учете у невролога, постоянно проходили курса массажа. Отчасти психологически я старалась принять болезнь сына, но когда прозвучал диагноз, все равно был шок, – говорит Вика дрожащим голосом.

IMG_0618
«Добрые» люди тогда же упомянули и о том, что по статистике мужья редко принимают такой удар и часто уходят из семьи, где есть ребенок-инвалид. Даже если он их собственный.
– Только вышла из кабинета, и сразу к Сергею. В слезах сказала про диагноз и про то, что от Ромы никогда не откажусь. А он мне в ответ: «Мы справимся, вот увидишь. И еще родим», — вспоминает Вика.

IMG_0615

Все время до постановки диагноза Вика и Сергей верили, что все обойдется. Ведь внешне Рома был абсолютно здоровым малышом. Только в отличии от других детей он не сел в полгода и не пошел в годик.

– Свой первый шаг Рома сделал 13 января в два года и десять месяцев. Только родители детей с ДЦП поймут, как много это значит, — вздыхает Вика. – Мы были так счастливы, когда он пошел.

Запись в медицинской карте ДЦП атонически-астатическая форма 2-3 степени тяжести – для кого-то диагноз-приговор, а для Вики и Сергея – точка отсчета, когда они начали бороться за здоровье Ромы. С года и до восьми лет они ездили в Гомельскую областную детскую клиническую больницу медицинской реабилитации.

– Три месяца дома, четвертый в больнице. И так на протяжении семи лет, – рассказывает Вика. – Но там действительно работают профессионалы. Массажистам, дефектологам и другим специалистам большое спасибо, работа проделана просто огромная. Их заслугу в том, что Рома пошел, заговорил сложно переоценить.

Кроме этого, они наблюдались у специалистов в Минске, ходили в районный коррекционный центр, занимались дома.

IMG_0612

– Даже к бабкам возили, – говорит Сергей. – Не раз приходилось останавливать Вику. Ведь она то чудо-массажиста из Украины найдет, то каких-нибудь местных чудотворцев. Объяснял ей, что кроме медицины ничего не поможет, а все это – просто «деньги на ветер». Хотя, признаюсь, и самому хотелось верить в чудо, чтоб все как в детских сказках со счастливым концом.

Несмотря на поражение центральной нервной системы, интеллектуальные способности Ромы оказались сохраненными, и это вселяло оптимизм. Курсы массажа, занятия на тренажерах на спортивной «стенке», физиотерапия, бассейн, логопеды — и Рома сделал настоящий прорыв. Мальчик, который с трудом мог произнести только слово «мама», стал говорить законченными фразами, пополнил словарный запас и научился читать! Он ходил в обычный сад, а теперь ходит в общеобразовательную школу с другими детьми на равных.

IMG_0596

— Два года Рома ходил в коррекционный центр, учился там, а также занимались дома. А в 8 лет комиссия приняла решение – Рома может идти в школу, во второй класс. И это была победа. Надомное обучение я не рассматривала, — объясняет Вика. Хотя для него, казалось бы, проще — не надо преодолевать барьеры, ведь Роме из-за проблем с ногой сложно подниматься по лестнице, преодолевать большие расстояния. — Но меня, во-первых, мучал вопрос его интеграции в общество: мы ведь не вечные, а он должен уметь не только читать, сам себя обслуживать, но и общаться!

IMG_0592

Отношение одноклассников и других детей к «особенному» ученику Вика прокомментировала так:
— С детьми и учителями Роме найти общий язык оказалось проще, чем мне с некоторыми родителями. Когда его кто-нибудь в школе пытается обидеть, он просто отмахивается и уходит. Рома умеет абстрагироваться. А вот мне порой сложно сдержаться, когда кто-нибудь в обществе и сегодня может сказать «я не хочу, чтобы мой здоровый ребенок смотрел на инвалида».
Так как у Ромы сильное нарушения речи, то занятия с дефектологами у него продолжаются и по сей день. Родители не могут нарадоваться на специалистов в четвертой школе.

 

– Любимый предмет у Ромы – математика. По нему у него всегда только хорошие отметки, — и в доказательство Вика показывает дневник четвероклассника, где и правда только 8 и 9. – А вот с языками сложнее, именно из-за того, что Рома плохо говорит. Но он очень старается и делает успехи.

Старается Рома и дома помочь. Но как смышленый мальчик, он сказал родителям, что труд должен оплачиваться. Помыть полы, вытереть пыль – 5 рублей.

– У него была мечта – игровая приставка. Таким образом он копил на нее, мы были не против.  Я помню то время, когда очень жалела Рому, всегда хотела сделать все за него, не давала никакой работы по дому. А потом врачи сказали, что так нельзя. Он должен учиться самостоятельности. И я поменяла свое отношение. У Ромы есть младший брат Женя, которому 5 лет. И я не разделяю их. Они равные для меня. Если набедокурили вместе, значит, и отвечать будут вместе.  Женя вообще для Ромы – один из главных стимулов делать что-либо, они понимают друг друга, у них свои беседы, свои игры.

Образование, развитие коммуникативных навыков —  единственная возможность остаться Роме в социуме. На мой вопрос, кем он хочет стать, честно сказал, что бизнесменом. И если Рома унаследовал от родителей хоть часть их характеров, когда, не жалея ни себя, ни его, они делают все возможное для его развития и здоровья, то его мечта осуществиться. По крайней мере, я хочу в это верить.

Светлана ПЕТРЕНКО.

Фото Николая БОРИСЕНКО.

 

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.