Психолог Калинковичской ЦРБ Татьяна ВДОВИЧЕНКО о проблеме аборта

аборт

Рождение новой жизни – чудо. Но нередки случаи, когда женщина решает отказаться от ребенка и идет на аборт, не имея на то медицинских показаний.

В 2014 году в статью 27 Закона Республики Беларусь «О здравоохранении» был внесен пункт, согласно которому каждая женщина, обратившаяся для искусственного прерывания беременности, должна пройти психологическое предабортное консультирование.

Как работает эта методика? В каком возрасте и по каким причинам женщины чаще всего идут на аборт? Должны ли мужчины участвовать в консультировании? Об этом и не только наш разговор с психологом Калинковичской ЦРБ Татьяной ВДОВИЧЕНКО.

Итак, Татьяна, вам слово.

– Дети часто появляются не вовремя. Но это всегда счастье. Правда, осознание столь простой истины обычно приходит потом. Нередко же узнав о незапланированной беременности, женщина оказывается в стрессовом состоянии, где нежеланный ребенок видится источником всех бед.

Важно понимать, что цель психолога в процессе предабортного консультирования не уговорить рожать, не навязать выбор. В любом случае решение принимает женщина. Цель – помочь отделить проблемы от ребенка, оказать психологическую помощь и поддержку, рассказать о рисках и последствиях, в том числе и психического характера.

– По каким причинам женщины обычно решаются на прерывание беременности?

– Отмечу сразу: какие бы ни были причины, но они в своем большинстве разрешимы. Объясню это на примерах.

Например, некоторые женщины ссылаются на тяжелое материальное положение, плохие жилищные условия, маленькую зарплату. Скажите мне, возможность заменить седьмой айфон восьмым – это бедность? И как язык потом поворачивается говорить: «Не хочу плодить нищету».  

Практика моей работы показывает, что людей, которые реально не способны прокормить ребенка, крайне мало. За месяц на предабортное консультирование обращается примерно десять женщин, из них по-настоящему в бедственном положении – максимум одна и то не всегда. Но все как одна заявляют о материальных трудностях, о том, что им негде жить. При этом на улице никто не живет, может, условия несколько стеснены, но из-за этого точно не стоит идти на детоубийство.

С уверенностью могу сказать, что 90% моих пациенток, которые говорят, что не потянут ребенка, на самом деле в силах вырастить и воспитать не только его. Пусть, конечно, не в богатстве, но, однозначно, достойно. Потому что у них есть крыша над головой, работа и у большинства, как ни странно, есть мужья. И здесь я с трудом понимаю, как можно жить с мужчиной, который говорит: «Делай аборт. Ребенок нам не нужен». Так просто, будто обсудили покупать или нет новый утюг. Но ведь аборт для женского организма – сильнейший стресс.

Через 20-30 минут после начала нашего разговора материальные причины у подавляющего большинства пациенток уходят на второй план. Всплывают проблемы психологического характера. Это недостаток любви, отсутствие поддержки, понимания со стороны мужа и родственников. Получается, нежеланный ребенок – проблема только женщины и только она ее должна решать. А ей так хочется услышать от отца ребенка: «Мы вместе, мы вытянем, мы сможем» или от мамы, бабушки, свекрови: «Прорвемся. Я помогу». Именно психологическая поддержка всегда оказывается решающим фактором при принятии окончательного решения. И уже становится не важно, сколько комнат в квартире, какая зарплата.

Но все же чаще от женщин я слышу: «У меня двое детей. И муж как ребенок. Куда мне еще четвертого?», «Мой мужчина не хочет ничего слышать о детях. Не хочу с ним ругаться, поэтому вынуждена сделать аборт», «Я еще молодая, пожить для себя хочется», «Ребенок должен быть желанным, а мне он не нужен», «Ребенку нужны оба родителя. Как я его потяну одна?», «Мне 40, внуков в пору ждать. Все смеяться будут над матерью-старухой», «Я – любовница, женщина-праздник. От таких детей иметь не принято»… Все это сложно комментировать, потому что на дворе ХХI век, в наличии огромный выбор средств контрацепции, как для женщин, так и для мужчин, а люди все равно не хотят думать о том, что будет завтра.

Есть такое понятие – ответственное родительство. Если бы пары правильно выстраивали отношения, планировали семьи, то и вопросов о нежелательной беременности не стояло.

– А что насчет возраста?

– Сегодня на аборт чаще всего решаются женщины 30-40 лет. У них обычно уже есть один ребенок, а второго, убеждены, «их семье не потянуть». Многие говорят: «Пусть у меня будет один ребенок, но я ему дам все». И тогда я спрашиваю: «А что именно «все»? Оказывается – лучшую обувь, одежду, игрушки… Получается, на первый план выходят материальные ценности. Но для пятилетнего малыша реально неважно за двадцать рублей у него кроссовки или за восемьдесят. А подростка обновки, телефоны, купленные по первому требованию, попросту могут разбаловать. Кроме того, хорошие детские вещи можно покупать на барахолках, обмениваться ими с подругами и знакомыми.

Увы, у многих современных женщин из-за социальных сетей и глянцевых журналов в голове сложилась определенная картинка жизни. В ней все красиво, гламурно, мало проблем, забот и много денег. Все хотят такую жизнь, но к реальности, а тем более к настоящему счастью, она никакого отношения не имеет. Между тем известный факт: в кругу братьев и сестер ребенок развивается более гармонично, ему есть о ком проявлять заботу, кому уступать, отдавать, кого любить, с кем играть. Он, как правило, менее эгоистичен. Мало кто из пациенток не соглашается с этим доводом – и все же стену пробить очень сложно.

– О чем еще говорят женщины, решившиеся на аборт?

– Об учебе, карьере, что-то типа: «Я хочу реализоваться в профессии и не собираюсь всю жизнь возиться с подгузниками и грязными пеленками». Но это опять же вопрос отношений внутри семьи и стереотипов, которые навешивают на девушку или женщину. Сразу вспоминаю историю, как ко мне на консультацию пришла студентка. Ей нужно было прервать беременность из-за стажировки за границей. Мама дочери сказала: «Либо будущая карьера, либо ты все бросаешь и растишь ребенка. Зароешься в подгузники – и конец всем мечтам, планам». При таком ультиматуме выбор очевиден.

Еще история из той же оперы. Девушке 22 года, первая беременность, и мама, и парень против ребенка. Отлично понимает, что идет на риск, что детей может и не быть – ведь и такие последствия случаются после аборта. Повторяет как мантру: «У меня другие планы, ребенок в них не вписывается. Я еще не отучилась, нет работы. Не хочу остаться без любимого человека, ведь он меня бросит, если не сделаю аборт. Обуза мне не нужна». Убеждает не меня, а себя, потому что в близком окружении, к сожалению, не нашлось человека, готового разделить груз ответственности, поддержать. Хотите сказать, в таких отношениях есть любовь?

Лично я уверена, что дети не могут стать помехой ни в учебе, ни в работе, ни в жизни вообще. Уж если судьбой предначертано добиться успеха в той или иной профессии, женщина обязательно к нему придет будь у нее хоть пятеро детей. Ваша газета часто пишет замечательные статьи про многодетные семьи, всегда с удовольствием их читаю.  Они пропагандируют правильные ценности – семья, любовь, дети. На этом держится мир.

– Несовершеннолетние, молодежь часто оказываются в числе ваших пациенток?

– Тенденция последних лет такова, что это скорее исключение, чем правило. Хочется надеяться, что это связано в первую очередь с тем, что родители откровенно заговорили с детьми о последствиях незащищенных половых отношений, о контрацепции. Этой темы не стоит стесняться, на нее в семье не должно быть табу. Причем говорить нужно не только с девочками, но и мальчиками, которые обязаны разделить ответственность, если наступит незапланированная беременность. А то у нас как часто? Забеременела – твои проблемы.

– Какие доводы, признания пациенток вас могут шокировать, ввести в ступор?

– Честно говоря, за годы работы меня стало трудно удивить. Но я не могу до конца понять женщин, которые говорят, что впервые пришли на аборт, а когда разговор становится доверительным, признаются, что их было даже не три, а все пять-семь. К чему это вранье, лицемерие? Рассказывать в такой ситуации о физических, психологических, духовных последствиях абортов очень сложно. Сердце женщины закрыто, оно как каменное. Как правило, если у нее есть дети, они страдают от нехватки внимания, тепла, любви, ведь такая мама лишний раз не погладит, не поцелует, не обнимет. Женщина постепенно перестает допускать в свою жизнь какие-то сантименты. Видимо, таким образом срабатывают защитные барьеры психики – она должна быть права, иначе бы просто сошла с ума от осознания того, сколько абортов сделала.

Или про контрацепцию. Женщина, имеющая ребенка, говорит: «Я и подумать не могла, что забеременею. Мы дни безопасные считаем» и плачет. Ау, вы что, застряли в прошлом веке?

– Татьяна, как вам кажется, должны ли мужчины участвовать в предабортном консультировании?

— Однозначно, да. Но в моей практике не было ни одного такого случая. Хотя я всегда предлагаю девушке, женщине привести своего партнера, мужа. В доковидные времена на уровне Министерства здравоохранения активно прорабатывался вопрос о введении семейного предаборного консультирования. Я двумя руками «за» такую идею. А то получается, что в зачатии ребенка участвуют оба партнера, а непростое решение о прерывании беременности женщина зачастую принимает в одиночку. Мужчина самоустраняется, не хочет даже вникать, какими проблемами для здоровья это чревато, ему кажется, что в этом процессе все быстро и просто.

– В ряде стран аборты приравниваются к убийству, а потому полностью запрещены – Венесуэла, Египет, ОАЭ, Индонезия, Сан-Марино и т.д. Как вы относитесь к столь радикальным мерам?

– Отрицательно. Запреты ни к чему хорошему не приводят. Цифры статистики, конечно, становятся красивыми, но ведь есть и обратная сторона медали. Как пример – запрет абортов в Польше, из–за чего в стране появилось такое понятие, как «абортный туризм». Также в таких странах обычно высокая женская смертность из-за нелегальных прерываний беременности.

Что касается меня, то я считаю аборт убийством. Но это мое личное мнение, никому его не навязываю и в беседах с пациентками, какое бы решение они не приняли, всегда сохраняю спокойствие, хладнокровие. Много говорю о контрацепции, необходимости в дальнейшем планировать детей, ответственном родительстве.

… Однажды папа спросил меня, где бы я поставила запятую во фразе «Убить нельзя помиловать». Мой ответ: «Конечно же, убить нельзя, помиловать». Тогда он объяснил, что можно поставить запятую и после слова «убить» и смысл фразы, как и судьба человека, поменяется. Когда готовилась к интервью, вспомнила наш с ним разговор и захотелось обратиться к женщинам, которые задумались об аборте: конечно, вам решать, где поставить запятую во фразе «Любить нельзя убить». Но просто помните, что от этой запятой зависит жизнь маленького человечка. Дайте ему шанс родиться, увидеть мир, обнять маму.

Беседовала Татьяна ЗУБЕЦ.

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.