Неизвестный бой на Дреневской переправе

videoplayback (1) (1)

Историю о том, что в районе д. Сельцы в речке Дреневка, возможно, находится бронетехника времен Великой Отечественной войны, я услышал лет двадцать назад от уроженца деревни Николая Гецмана.

Вместе с ним и Петром Рубаником мы выехали на место событий начала января 1944 года. Николай тогда рассказал, что при наступлении на Калинковичи единственной переправой через р. Дреневку в этих заболоченных местах был мост на месте водяной мельницы вблизи хутора Дренево на дороге из Кощичей в Туровичи. Советские дивизии наступали со стороны деревень Кощичи и Сельцы. К переправе выехал немецкий танк, который сдерживал продвижение наших войск. Навстречу ему выехал советский танк, завязалась дуэль, но лобовые выстрелы броня обоих танков выдержала. В какой-то момент экипаж нашего танка решил столкнуть вражеский танк с моста и с разгона таранил его.

По рассказам других местных жителей, почти так все и происходило, только без дуэли.  Наш танк, двигаясь вдоль реки, выскочил на мост и с боку таранил вражеский. Как бы то ни было, все рассказы сходятся в одном – мост не выдержал веса двух танков и рухнул, оба танка затонули в мельничном затоне. После войны оба танка были подняты, в них обнаружили останки экипажей – по трое в каждой машине. Похоронили всех под старой грушей, растущей рядом с хутором, только по разные стороны дерева, а в 60-х годах советских танкистов перезахоронили в братской могиле на кладбище д. Сельцы. При перезахоронении обнаружили награды и документы. Нашли родственников, которые приезжали на могилу.

Тогда, двадцать лет назад, изучив доступную информацию о танковых подразделениях, которые участвовали в освобождении Калинковичского района, я никаких данных о танковом таране не обнаружил. Позже связался с российскими поисковиками. В одной из школ Подмосковья есть музей 1-го гвардейского Донского танкового корпуса. Но и там подтверждения не нашлось. Кто были погибшие танкисты, осталось загадкой.

И вот весной 2020 года участник ВИК «Калинковичско-Мозырский Поиск» Владимир Гимбут нашел на сайте «Память народа» журнал боевых действий (ЖБД) 237-го самоходно-артиллерийского полка. В нем бой 12 января 1944 года у хутора Дренево описан довольно подробно. Полки 69-й стрелковой дивизии (той самой, в которой воевал и погиб месяцем ранее под д. Давыдовичи кавалер ордена Александра Невского мл. лейтенант Иван Викторенко), освободили Сельцы 11 января. Развивая наступление, отбили у врага переправу у хутора Дренево. Немецкие саперы готовились подорвать переправу, но наши бойцы стремительным ударом помешали их коварному замыслу. Перейдя через мост, с боями начали продвигаться к укрепленному вражескому рубежу Туровичи-Заполье-Горохов.

2140

Эти легкие ударные подразделения были так называемым первым эшелоном наших войск. За ними шел второй эшелон из тяжелой артиллерии, обоза и вспомогательных частей. И вот когда 12 января 1944 года 237-й сап закрепился для охраны переправы Дренево, немцы решились на дерзкую и даже наглую контратаку. Она могла завершиться захватом переправы и окружением полков 69 сд, которые были бы отрезаны от обеспечения.

Вот как описывается тот бой в отчете о боевых действиях. 7 января 237 сап получил боевой приказ штаба артиллерии 1-го гвардейского Донского танкового корпуса, согласно которого вместе с батареей 1541-го тяжелого самоходного артиллерийского полка поступал в резерв командира корпуса. К утру 12 января полк сосредоточился на северной окраине д. Кощичи. Здесь командир полка получил приказ: одной батареей прикрывать переправу частей корпуса по мосту через дренажную канаву севернее Дренево. Выполнение этой задачи командир поручил 1-й батарее, которая к 5 утра стала в засаду на южной окраине леса севернее Дренево. Для приближения руководства батареей командир полка поставил на танке своего заместителя майора Казанского.

Тем временем несколько танков и самоходных орудий с автоматчиками противника до 100 человек вышли из леса северо-восточнее Дренево и, скрываясь за проходившими по дороге обозами и автомашинами наших частей, в 9 утра подошли вплотную к 1-й батарее. Внезапно с ходу они атаковали ее, подожгли одно самоходное орудие СУ-85 и танк Т-34 командования полка. Два остальных самоходных орудия открыли ответный огонь, но под напором превосходящих сил противника вынуждены были отойти за мост, оттуда продолжали вести огонь по противнику.

Внезапной контратакой противник вывел также из строя восемь 76-мм пушек артполка, которые окапывались у моста. Но самое главное – на короткое время враг захватил мост. Командование корпуса и полка сразу пришло к выводу, что противник намерен отрезать наши передовые части, которые в это время вели бои в районе Заполье, уничтожить и одновременно задержать наступающие части 2-го эшелона.

По приказу командующего артиллерией были усилены охрана дороги и моста 2-й и 4-й батареями. Совместно с подразделениями 114 сд и 118 сп 37 гсд они освободили мост, но тут же были атакованы полтора десятками танков, самоходных орудий и автоматчиками в количестве до двух рот с артиллерией. Противник открыл сильный огонь по нашим батареям, стремясь любой ценой отбить и оседлать дорогу с окружением наших батарей.

Помощники командиров батарей, командир сгоревшего танка старшина Давыдов, механик водитель ст. сержант Сычев и раненый к тому времени радист танка ст. сержант Тарасов отстреливались из автоматов ППШ. Огневые расчеты вели огонь из орудий и отбивались ручными гранатами от наседавшего врага.

В результате противник отступил, потеряв три танка Т-4, два  полевых орудия и до роты живой силы. В 16.30 командир полка связался с командирами стрелковых частей, чтобы с их помощью очистить от противника лес юго-восточнее Дренево. С этой целью танк КВ 1541 тсап был направлен в район Дренево. Как раз этот танк при переправе свалился с моста и затонул.

Как видим, про танковый таран нет никаких сведений. Но есть указание о затонувшем тяжелом танке КВ. Вот почему в донесении о боевом составе 1541 тсап за 18, 29 января и 24 февраля 1944 года в графе количества тяжелых танков в полку по штату указано 1 единица, но в графе «В наличии» стоит прочерк. Хотя 10 января тяжелый танк указывался. Получается, это и есть танк, который утонул при переправе 12 января? А как же по людским потерям на ту дату?

Начальник штаба ст. лейтенант Левчиков 3 февраля 1944 года в донесении в отдел учета личного состава о потерях 1541тсап за январь написал: убито сержантского состава – 1, рядового – 1, ранено офицеров – 1, рядовых – 1. Погибших в утонувшем танке: офицеров – 1, сержантов – 2.

Кто они, утонувшие в танке? Обратимся к именам, увековеченным на братской могиле д. Сельцы. В списках погибших есть имена 14 воинов, перезахороненных с гражданского кладбища д. Дренево. Это воины 69 сд, погибшие в бою 12 января: артиллеристы 206-го истребительного противотанкового артполка и 237-го гвардейского самоходного артполка. Из механиков-водителей увековечен старшина Гуцалов Семен Антонович, который управлял СУ-85 и, скорее всего, погиб на южном берегу Дреневки в первые минуты скрытой атаки врага.

Нашлось и другое донесение об этом бое – командования 206-го истребительного противотанкового артполка. В нем как раз указаны фамилии участников боя, о которых мы не знаем. Хотя они и числятся как похороненные на гражданском кладбище д. Дренево. Это мл. сержант Алиев Гамбар Османи-оглы, ефрейтор Турдомомотов Туйча, номера орудийного расчета красноармейцы Насибов Мусолим Юсуп-оглы, Аверин Алексей Егорович, Матющенко Лука Иванович, Топчан Агенес Артурович. Пропали без вести в этом бою ст. сержант Семенов Иван Александрович, сержант Остапов Юрий Петрович, рядовые Матюнин Михаил Борисович, Зиновьев Андрей Тимофеевич, Медко Егор Ильич, Шелимов Алексей Иванович.

В списках потерь офицерского состава 1541 тсап есть данные на техника-лейтенанта Шоман Василия Терентьевича, 1922 г.р., на службе с 1941 года, 16-й танковый корпус 1541 тсап Центрального фронта, член ВКП (б), уроженец Украинской ССР, Черниговской области Городнянского района села Хотилово. Был награжден орденом Красной Звезды за участие в боях в июле 1943 года. В списке потерь офицерского состава среди убитых и пропавших без вести Василий Шоман значится погибшим 12 января 1944 года.

На место боя участники ВИК «Калинковичско-Мозырский Поиск» выезжали несколько раз. Специальными металлическим щупами исследовали предполагаемые места на глубину до 7 метров. Но без специальной поисковой магнитно-измерительной  аппаратуры точно определить, что находится на глубине, было невозможно. По решению районного исполнительного комитета были приглашены специалисты с ИКК «Линия Сталина», которые приехали на место поиска 9 июля 2020 года во главе с исполнительным директором Александром Метлой. Совместно с местными поисковиками они провели поисково-измерительные исследования, но обнаружили лишь несколько незначительных глубинных аномалий. Сверив современные карты со старыми, пришли к выводу, что  русло речки изменено мелиорацией, и старый мельничный затон может быть немного в стороне. На том месте теперь край засеянного поля.

Танк КВ-1С не мог быть поднят после боя (42 тонны в болотистой местности), поэтому и не значится на балансе полка. Возможно, был поднят после войны. Но данных о послевоенном перезахоронении тоже нет. Вполне вероятно, танк до сих пор находится в речке Дреневка. И хоть история поиска танка не завершена, есть и определенный результат: установлены имена воинов, которые погибли при освобождении нашего района и должны быть увековечены на плитах братского захоронения в д. Сельцы. 

Евгений Сергиенко, руководитель ВИК «Калинковичско-Мозырский поиск».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.