Как жили и работали лесники Калинковичского лесничества в начале ХХ века?

IMG_0089б

Началом истории Калинковичского лесхоза принято считать 2 июля 1931 года – дату подписания Постановления Совнаркома СССР об организации Белорусского управления лесоохраны и лесонасаждений. Именно тогда на территории нынешнего Калинковичского и части Мозырского районов был создан Калинковичский лесхоз, в состав которого вошли Калинковичское, Голевичское, Горбовичское, Зеленочское, Наховское и Юровичское лесничества.

Но снимок, который хранится в семейном альбоме жителя города Валентина Дробницы, говорит о том, что история лесного хозяйства в нашем районе имеет более глубокие исторические корни.

На фото мы видим работников лесной стражи Калинковичского лесничества. На крыльце в правом проеме на этом снимке стоит молодой человек в форме. Это Антон Дулуб, дед Валентина Арсентьевича. Судя по внешнему виду, на этом снимке ему около 30 лет. Имен и фамилий остальных мы, увы, не знаем.  Надеемся – пока…

Организация лесоохраны

Вопросам лесоохраны наши предки издавна уделяли особое внимание. Уже в Статутах ВКЛ 1566 и 1588 годов целый раздел (десятый) был посвящен охране природы, поддержанию и умножению ее ресурсов, рациональному использованию. Статуты стали и одними из первых европейских законов, которые защищали окружающую среду, животный и растительный мир – ценных диких животных и птиц, пущи и леса, реки и озера, а для виновных в нарушении природоохранных норм была предусмотрена строжайшая ответственность. Так, за сознательный поджог леса, причиняющий огромный вред не только деревьям, но и птицам, пчелам и зверью, регламентировалась даже смертная казнь.

Теперь о временах, отстоящих от нас более чем на столетие. В 1837 году, когда земли нынешней Беларуси уже входили в состав Российской империи, учредили Министерство государственных имуществ, которое должно было осуществлять наблюдение за лесами. Для заведывания лесами организовали лесничества, которые подчинялись Управлениям земледелия и государственных имуществ губерний.

Значительная часть современного Калинковичского района входила тогда в состав Речицкого уезда Минской губернии. Здесь были организованы следующие лесничества: Автюцевичское (контора находилась в с. Автюцевичи), Зеленочское (на ст. Калинковичи) и Калинковичское (в м. Калинковичи).

Однако, несмотря на существование лесничеств, хищения казенного (государственного) леса были столь масштабны, что в августе 1858 года была учреждена специальная Комиссия для выявления злоупотреблений по Лесному управлению в Минской губернии. На протяжении целого года она расследовала факты хищения казенного леса, составляла списки лиц, причастных к злоупотреблениям по лесному управлению, и ведомостей о количестве самовольно порубленного леса.

Увы, но и после работы комиссии и серьезных наказаний хищения продолжались. И тогда в апреле 1888 года на основании «Положения о сбережении лесов» для охраны казенных лесов на землях частных владельцев учредили лесоохранительные комитеты. Подчинялись они Министерству государственных имуществ, с 1894 года – Министерству земледелия и государственных имуществ.

Комитеты определяли защитные зоны лесов, утверждали планы лесного хозяйства в казенных и частновладельческих лесных дачах, контролировали соблюдение лесовладельцами правил рубки и расчистки лесных угодий, лесовозобновления, разрешали или запрещали обращение лесных площадей в другой вид угодий.

Состав комитета был весьма авторитетным. В него входили губернатор (председатель), губернский предводитель дворянства, председатель окружного суда или один из его членов, управляющий госимуществами, председатель губернской земской управы, один из членов губернского по крестьянским делам присутствия и два лесовладельца, избранные губернским земским собранием. Просуществовали комитеты 30 лет и были упразднены «Временным положением о лесном управлении в губерниях» от 12 января 1918 года.

К сожалению, письменные источники того времени говорят о том, что эффективность комитетов была невысокой: дельцы находили способ обойти закон и правила и нещадно вырезали полесские леса, день и ночь вывозя ценнейшую древесину по железной дороге, которую тогда как раз проложили в наших местах. И нередко этому способствовали сами работники лесной стражи, которые за взятки выписывали «левые» билеты на вырубку целых рощ и дубрав.

Участник первой мировой

IMG_0092

Однако вернемся к фотографии. По словам Валентина Дробницы, его дед Антон Дулуб был лесником. Уроженец деревни Сырод, он поступил на службу в Калинковичское лесничество примерно в начале 1900-х годов.

Такой вывод позволяет сделать другой, весьма любопытный и познавательный, документ, который бережно хранит внук, – сберегательная государственная книжка. Счет на свое имя Антон Антонович Дулуб открыл в Мозырском отделении Госбанка России, и 20 июня 1914 года внес первый вклад в размере 200 рублей. Вряд ли в те времена при поступлении на службу выплачивали «подъемные», а чтобы собрать такую сумму, требовалось время. (Судя по документам того времени, оклад лесника составлял от 75 до 200 рублей в год.) Кстати, к 8 апреля 1915 года проценты по сумме составили 3 рубля 60 копеек и в тот же день пополнились суммой еще в 300 рублей. К 8 января 1916 года проценты по новому вкладу уже составили 18 рублей 10 копеек, а 9 июня того же года Антон Дулуб внес на него еще 450 рублей. Но через год, 28 июня 1917 года, он снял 950 рублей плюс 26 рублей 10 копеек по процентам. На то, видимо, повлияли революционные события в стране. Правда, в тот же день при казначействе города Мозыря был открыт счет и выдана новая сберкнижка на имя его жены Дулуб Евы Петровны, в которой лишь одна запись: «Принято 1000 (тысяча) рублей».

IMG_2951

Теперь о том, кого мы видим на фотографии, и когда она могла быть сделана? Во-первых, среди изображенных на снимке есть награжденные. Это либо участники русско-японской, либо первой мировой войны. Во-вторых, частично ответить на вопрос позволяет описание форменной одежды работников лесного ведомства до 1917 года. Мужчины в фуражках, форменных кафтанах, подпоясанных ремнями, на пряжках которых изображен двуглавый орел, герб Российской Империи (такой же герб был и на кокардах), знаки овальной формы на груди (медные жетоны с рельефной надписью по кругу «Казенный лесникъ»). Поскольку на старых групповых фотографиях соблюдалась субординация, с большой долей вероятности можно предположить, что в белом мундире в первом ряду – лесничий, рядом с ним – его помощники (и, возможно, еще какие-то должностные лица). По краям от них в том же первом ряду объездчики – непосредственные начальники лесников. У того, что сидит слева, на левой руке хорошо видны часы.

По мнению краеведа Владимира Лякина, который занимался изучением истории лесхоза по архивным материалам, с большой долей вероятности можно утверждать, что лесничий – это титулярный советник Адриан Дмитриевич Мохнатушкин. Рядом с ним в мундирах – лесные кондуктора дворяне Русецкий и Поцейко.

Два ряда мужчин за ними и двое лежащих впереди – это и есть лесная стража. У первого слева мужчины с бородой видна то ли награда в виде подвески, то ли узор рубашки (что маловероятно). Награды, как мы уже сказали, есть и на груди четвертого (Георгиевский крест и медаль) и шестого (две медали) лесников. По мнению Владимира Лякина, среди них могут быть лесники и объездчики Денис Григорьевич Змушко (жалованье 75 рублей, жил в казенном доме во 2-м квартале Калинковичской лесной дачи, имел ружье № 631), а также К. А. Дулуб, И. В. Судас, А. А. Ясковец.  

Пожалуй, больше сказать о людях на фотографии нечего. Вполне возможно, что кто-то из наших читателей узнает в них своих родственников и сообщит об этом в редакцию.

А вот по поводу года съемки… Как мы уже сказали, на фото есть награжденные. Это могут быть как участники русско-японской, так и первой мировой войны. И вот тут возникает любопытный факт, который стал известен благодаря архивам. Антон Дулуб родился в 1882 году. Следовательно, он вполне попадал под призыв на русско-японскую войну. Был ли он на ней, мы не знаем. А вот на первую мировую войну, похоже, был призван: в списке личного состава 169-го пехотного Ново-Трокского полка мы видим ефрейтора Дулуба Антона Антоновича, который был призван из… деревни Борисковичи Слободо-Скрыгаловской волости Мозырского уезда Минской губернии. Именно оттуда была родом жена Антона, и этот архивный факт вряд ли является совпадением.

Выбыл он из полка по ранению. А вот когда был призван? Полк дислоцировался в Вильне. Боевые действия он начал 4 (17 по новому стилю) августа 1914 года. В ходе сражения у Мазурских озер полк выдержал тяжелый бой против трех (!) немецких дивизий. Занимая позицию у села Арис, он практически в полном составе погиб: более 2 тысяч убито и ранено, боле тысячи попали в плен.

В военном архиве указывается, что Антон Дулуб с ранением поступил в лазарет при Павловской земской больнице Царкосельского уезда 9 ноября (без указания года). В эту больницу, как правило, доставлялись нижние чины с тяжелыми травмами, требовавшими сложной хирургической помощи. Какое ранение получил Антон Дулуб, неизвестно. Но то, что это было тяжелое ранение, несомненно: при поступлении в лазарет на раненого заводилась карточка, в которую с его слов вписывали семейное положение и вероисповедание. Поскольку в этих графах пробелы, следовательно, раненый не смог ответить на вопросы. И если 8 апреля 1915 года Антон Дулуб внес на свой счет в банке очередную денежную сумму, следовательно, к этому времени он уже был дома.

Таким образом, фотография могла быть сделана между 1915 и 1917 годами. Учитывая, что Калинковичское лесничество было образовано в 1837 году, можно предположить, что снимок был сделан к его 80-летию – весной или в начале лета 1917-го…

Родня

Внимательное рассмотрение фотографии позволяет сказать несколько слов и о структуре Калинковичского лесничества. По всей видимости, она выглядела так: во главе стоял лесничий, которому подчинялись объездчики, а у них, в свою очередь, в подчинении были лесные сторожа. Их-то и называли лесниками или полесовщиками. Чтобы быть ближе к месту работы, они жили в лесу, в лесных стражах, которые позже стали называть кордонами.

Кордон Антона Дулуба находился в Ситне. Кроме стражи, в самой деревне он тоже поставил себе дом. Там и жил со своей семьей – женой Евой и детьми. Валентин Дробница говорит, что у деда было четыре брата, но помнит он лишь одного – Дмитрия. Еще одним братом мог быть Арсений. Он служил в 207-м пехотном Новобаязетском полку и пропал без вести в конце апреля 1915 года под деревней Годово на фронте первой мировой войны.

У Антона Дулуба была дочь Татьяна, мать Валентина Арсентьевича. Был также сын Тихон. Он работал в лесхозе, а в послевоенные годы, по словам Дробницы, стал первым директором раймага.

Кстати, жизнь Тихона Дулуба достойна отдельного рассказа. Он родился в 1916 году, в 1937-1939 годах проходил службу в Красной Армии, участвовал в боях на озере Хасан, затем оказался в Архангельской области, откуда в 1942 году и был призван на фронт. С сентября 1942 года гвардии младший сержант Тихон Дулуб воевал на Северо-Западном, Центральном, Воронежском и 1-м Украинском фронтах в составе 2-й воздушно-десантной гвардейской дивизии, был ординарцем начальника штаба дивизии. Заканчивал войну коноводом комендантского взвода 72-й отдельной горно-стрелковой бригады, в составе которой громил Квантунскую армию. Награжден орденом Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, медалями «За отвагу» и «За победу над Японией». По словам племянника, воевал с братом Микояна.

Он же рассказал, что во время оккупации в страже деда Антона одно время жил Кузьма Бакун, тем временем дом Антона Дулуба в Ситне отняли немцы, которые устроили в нем себе казарму.

Антон Дулуб умер в начале декабря 1955-го в возрасте 73 лет, жена пережила его на 20 лет. Ушли из жизни и их дети. А потускневшая фотография до сих пор хранит один из эпизодов истории нашего района…

 

Александр Веко.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.