Их называли «Четыре Ивана». О том, как бойцы спецотряда «Вторые» стояли в Шавлове

IMG_4634
Ветеран труда Ольга Шавловская живет в Калинковичах по улице Фрунзе в маленькой квартирке, окна которой наискосок выходят на ее прежнее место работы. Скромная обстановка в стиле 60-70-х годов прошлого века, на стенах старые литографии икон и портрет родителей.
Всю свою жизнь Ольга Петровна работала швеей в «Райбытуслугах». В этом году ей исполняется 90 лет. Теперь женщина не то что на улицу, но и по квартире не ходит, все больше лежит. Однако, несмотря на слабость и недомогание, помнит события прошлого.
Именно поэтому мы и заглянули к ней. В семейном альбоме Ольги Петровны среди множества фотографий родных и близких людей, односельчан есть довольно интересный снимок, который способен пролить свет на один из малоизвестных эпизодов Великой Отечественной войны.
Снимок этот уже в послевоенные годы Ольге Петровне оставил на добрую память один из тех, кто боролся с оккупантами в рядах народных мстителей. По словам Ольги Шавловской, звали его Иван Сурков. Он был одним из тех партизан, которые некоторое время жили в их деревне Шавлов во время войны. С ним были также Иван Губанов, Иван Пузанов, Иван Бондарь. «Помню, тогда говорили о них: «Четыре Ивана», – вспоминает Ольга Петровна. – С ними еще были Беллер (по национальности – еврей, имя которого она забыла) и девушка по имени Тася».
Однако ни на сайте «Подвиг народа», ни в списках бойцов партизанских отрядов, которые дислоцировались вблизи деревни, нет ни одной из упомянутых фамилий. Откуда же взялись эти партизаны? Из какого партизанского отряда они были?
Завесу тайны приоткрывает дарственная надпись на обороте фотографии: «Дорогой Ольге Петровне от бывшего политрука отряда «Вторые» им. Дзержинского. Спасибо тебе, Оля, за твое доброе сердце, что ты так помогала нам продуктами в годы войны. Особенно хороши были твои драники. Никогда не забуду. И. М. Сурков».
Когда мы обратились за помощью к руководителю ВИК «Поиск» Евгению Сергиенко, тот ответил: «Вторые»? Так это же партизанский отряд особого назначения Народного комиссариата государственной безопасности СССР! Скажу больше: в честь их командира Героя Советского Союза Николая Зебницкого на здании областного управления КГБ в Гомеле установлена мемориальная доска».
Именно через биографию Николая Зебницкого, столетие со дня рождения которого исполнится в этом году 17 декабря, и удалось восстановить некоторые моменты боевой деятельности отряда и его бойцов.
Спецотряд «Вторые» был создан в апреле 1942 года. Командиром назначили Павла Кочуевского, комиссаром – Николая Зебницкого. В тыл врага отряд вышел 30 апреля. Линию фронта перешел в полосе 16-й армии. Вначале действовал в Смоленской области, а 13 июня 1942 года перебрался в Быховский район Могилевской области.
Официально отряд носил имя Дзержинского, но в большинстве документов фигурирует как отряд «Вторые», поскольку формировался как «Второй партизанский отряд оперативно-чекистской группы НКВД БССР и Особого отдела Западного фронта». (Вот почему на фото в семейном архиве Ольги Шавловской упоминается отряд «Вторые» им. Дзержинского.)
4 июля 1942 года группа организовала засаду у деревни Пильня Краснопольского района на немецкого офицера с секретными документами, в которых указывалось расположение и состояние ряда немецких частей. В ходе боя документы захватили, но в этом бою был тяжело ранен и впоследствии умер командир отряда Павел Кочуевский. И тогда его заменил комиссар Зебницкий.
Двадцать месяцев спецотряд действовал в тылу фашистов, регулярно направляя в Центр развединформацию о размещении фашистских войск, перемещении железнодорожных эшелонов, автомобильной и бронетанковой техники. Именно бойцами «Вторых» 30 октября 1942 года был пущен под откос немецкий бронепоезд, первый взорванный сотрудниками госбезопасности Беларуси.
В результате боевых операций они уничтожили 5 эшелонов с техникой и живой силой противника, 19 легковых и грузовых автомобилей, убили 377 немецких солдат, разгромили 13 волостных управлений. На счету «Вторых» и разгром вражеского гарнизона в деревне Новая Буда Костюковичского района, а также в райцентре Крюковка.
В ожесточенных боях с врагом отряд «Вторые» потерял 25 боевых товарищей, но пополнил свои ряды за счет местного населения и бывших военнопленных. Численность отряда возросла до 219 человек. На базе отряда по приказу Центра были сформированы новые разведывательные группы «Вперед», «Днепр», «Кровные».
В августе 1943 года спецотряд «Вторые» развернул свою деятельность в Хойникском и Василевичском районах. Именно на это время, скорее всего, и приходится знакомство Ольги Петровны с его бойцами. Как раз тогда бойцы отряда уничтожили тюрьму в Василевичах, при этом освободили 90 человек, которым угрожала смертная казнь. Благодаря умелой агитационной работе на сторону партизан перешел и полицейский отряд в составе 27 человек с полным вооружением.
Конечно же, моя собеседница, хотя и была 14-летним подростком, ничего не знала о той боевой работе, которую выполнял спецотряд. Знала, что партизаны, что часто ходят на боевые задания, а куда именно и что конкретно делают, нет.
Помнит Ольга Шавловская и о том, как осенью немецко-фашистские захватчики сожгли их деревню. По всей видимости, это была карательная операция «Освящение храма», которую немецко-фашистские захватчики проводили против партизан и мирного населения в треугольнике Василевичи – Калинковичи – Хойники 20-21 октября 1943 года. Она стала продолжением операции «Барбара», которую оккупанты провели в Василевичском и Калинковичском районах 9-16 октября того же года. Вскоре за ними последовала еще одна карательная операция – «Хубертус», которую фашисты проводили вдоль железной дороги Василевичи – Речица в Речицком, Хойникском, Василевичском и Калинковичском районах.
Ветеран труда вспоминает, что жители спаслись благодаря тому, что среди односельчан были немцы, которые остались после Первой мировой войны, создали семьи и жили в деревне. Именно они знали язык, подслушали и предупредили, что оккупанты замышляют что-то жестокое и кровавое против мирных жителей маленькой лесной деревни. Тогда-то многие выгнали из сараев скот и сами ушли в лес.
По словам Ольги Петровны, Иван Сурков и его боевые товарищи прожили в деревне около трех-четырех месяцев. Действительно, в конце ноября 1943 года (а это как раз через четыре месяца) отряд соединился с наступавшими частями Красной Армии.
С тех пор Ольга Шавловская ничего не слышала ни о Суркове, ни о его сослуживцах. Лишь спустя три десятилетия они, уже ветераны войны, побывали в Беларуси, проехали по местам своих боевых походов. Заглянули и в Шавлов, чтобы увидеться со старыми знакомыми. Вот тогда-то Иван Сурков и подписал Ольге Петровне свое фото на память.

Александр Веко.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.