Операция «Багратион»: ключевые аспекты современного осмысления

багратион копия 

23 июня исполняется 75 лет со дня начала осуществления Белорусской стратегической наступательной операции. Она хорошо известна под кодовым наименованием «Багратион».

Среди  военных историков царит полное единодушие по вопросам периодизации настоящей операции. Они сходятся на выделении двух этапов. Первый этап охватывает 12 дней. Его стартовая точка датирована 23 июня, а финальная – 4 июля. Продолжительность второго этапа составила 56 дней. Он начался 5 июля, а завершился 29 августа.  Содержательную сторону каждого из этапов составляют фронтовые наступательные операции. В рамках первого этапа таковых было пять, а  именно: Витебско-Оршанская, Могилёвская, Бобруйская, Полоцкая, Минская операции.  Всем критериям фронтовых наступательных операций соответствовали Вильнюсская, Шяуляйская, Белостокская, Люблин-Брестская, Каунасская, Осовецкая операции. Из них складывался второй этап Белорусской стратегической наступательной операции.

В операции «Багратион» с советской стороны были задействованы 1-й, 2-й, 3-й Белорусские фронты и 1-й Прибалтийский фронт, а также авиация дальнего действия, Днепровская военная флотилия. Среди командующих фронтами самый большой опыт командования оперативно-стратегическим объединением был у генерала армии К.К. Рокоссовского, который в самый разгар операции пополнил маршальский корпус. Вверенный ему 1-й Белорусский фронт был в рамках операции «Багратион» самым крупным по численности личного состава, по количеству вооружений, военной техники, нёс самую большую функциональную нагрузку. 2-м Белорусским фронтом командовал генерал армии Г.Ф. Захаров, 3-м Белорусским – генерал-полковник (впоследствии генерал армии) И.Д. Черняховский, 1-м Прибалтийским – генерал армии (впоследствии Маршал Советского Союза) И.Х. Баграмян. Большой опыт координации действий оперативно-стратегических объединений был у Маршалов Советского Союза Г.К. Жукова и А.М. Василевского, которые были вовлечены в анализируемую операцию по линии Ставки Верховного Главнокомандования. В сферу ответственности Г.К. Жукова входила координация действий оперативно-стратегических объединений,  вверенных Рокоссовскому и Захарову. А.М. Василевский координировал действия фронтов, которыми командовали Черняховский, Баграмян.

Что же представлял собой белорусский участок фронта накануне осуществления операции «Багратион»? В книге Маршала Советского Союза А.М. Василевского «Дело всей жизни» читаем: «Конфигурация фронта в Белоруссии представляла собой к тому времени огромный выступ на восток площадью около 250 тыс. кв. км… Нависая над правым крылом 1-го Украинского фронта, выступ создавал с севера угрозу коммуникациям этого фронта и способствовал обороне фашистских подступов к границам Польши и Восточной Пруссии. Поэтому немецкое командование стремилось удержать выступ во что бы то ни стало и уделяло его обороне исключительное внимание».

Советским войскам противостояла группа армий «Центр». В её состав входили 3-я танковая армия, 2-я, 4-я, 9-я полевые армии.

На витебском направлении были нацелены воевать до последнего войска 3-й танковой армии. Пространство, прилегавшее к Орше и Могилёву, было плотно насыщено частями и подразделениями 4-й полевой армии. Центральное место в зоне ответственности 9-й полевой армии занимал бобруйский участок. Ей было вменено в обязанность его прикрытие. Не было обойдено вниманием командования группы армий “Центр” и Полесье. Если начертить на карте линию вдоль реки Припять, то она будет совпадать с фронтом 2-й полевой армии. В фронтовых частях и подразделениях, действовавших на белорусской земле, воевало 1 миллион 200 тысяч гитлеровцев. Германская сторона располагала здесь девятью с половиной тысячами орудий и миномётов. А вот как обстояло дело с панцерваффе и люфтваффе. На земле могли быть максимально задействованы 900 танков, в небе – без малого 1300 самолётов. Если по живой силе соотношение между сторонами было один к одному, то по остальным позициям у   четырёх советских фронтов было внушительное преимущество. Вот мощный аргумент, который сразу могла предъявить советская сторона: 31.000 орудий, 5.200 танков, 6.000. самолетов. Наличие  подобного преимущества объясняется рядом причин. Советский военно-промышленный комплекс по всем статьям выигрывал соревнование с германским. Союзники СССР  открыли второй фронт, что потребовало от германцев дополнительного привлечения вооружений и военной техники. Произошло резкое наращивание поставок в СССР по ленд-лизу.

В любом учебнике истории можно прочитать: «Оперативный план Белорусской операции начал разрабатываться Генштабом в апреле 1944 года. Общий замысел состоял в сокрушении флангов немецкой группы армий «Центр», окружении основных её сил восточнее Минска и полном освобождении Белоруссии. Это был чрезвычайно амбициозный и масштабный план, одномоментное сокрушение целой группы армий планировалось в ходе войны очень редко».

Главным разработчиком Белорусской стратегической наступательной операции был уроженец Гродно, заместитель начальника Генштаба, генерал армии А.И. Антонов.  Уроженцу Гродно принадлежит единоличное авторство той части операции, которую можно определить так: оперативная маскировка с целью запутывания командования вермахта по самому главному вопросу. Суть вопроса была такова: где будет наносить свой главный удар Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА)? Обращаем внимание проницательного читателя на задачи, которые заместитель начальника Генштаба поставил командующему 3-м Украинским фронтом генералу армии Малиновскому: «показать за правым флангом фронта сосредоточение восьми-девяти стрелковых дивизий, усиленных танками и артиллерией… Показать движение и расположение отдельных групп людей, машин, танков, орудий и оборудование район». Антонов точно таким же образом поступил в отношении командующего 3-м Прибалтийским фронтом генерал-полковника Масленникова. Заместитель начальника Генштаба отвёл им на выполнение указанных задач 10 дней. Задачи были выполнены блестяще.

По части планирования почерк выдающегося военачальника К.К. Рокоссовского прослеживался в идее одновременного нанесения двух главных ударов. Что это дало? Территориальный массив, занятый вермахтом в Беларуси, стремительно сжимался на флангах, был поставлен крест на подтягивании германцами каких-либо резервов.

В результате Витебско-Оршанской операции вверенных Баграмяну и Черняховскому войск приказал долго жить Северный фланг группы армий «Центр». 

Могилёвская операция, осуществлённая 2-м Белорусским фронтом, привела к освобождению Могилёва, активному отходу 4-й германской армии к Борисову и Березине. Конечно, если внимательно посмотреть на карту, то несложно понять её вспомогательый характер. Значимость итогов Витебско-Оршанской операции была несравнимо большей. Ведь эта операция стала прологом открытия дороги на столицу БССР с северо-востока.

Рокоссовский вышел триумфатором в Бобруйской операции. В активе триумфатора и образование Бобруйского котла, и открытие дороги на Минск с юго-востока.

Баграмяну пришлось в ходе Полоцкой операции решать уравнения со многими неизвестными. По итогам операции известных стало больше, чем неизвестных. Германцы были вытеснены из опорного пункта, железнодорожного узла. Для военачальника перестала быть головной болью фланговая угроза вверенному ему оперативно-стратегическому объединению. Теперь уже подобная угроза стала реальной для германской группы армий «Север». Чудо-богатыри Баграмяна стремительно обошли её позиции с юга.

1-й и 3-й Белорусские фронты явились субъектами Минской операции.  Вновь смотрим на карту. Здесь легко можно выявить  прямоугольник. По периметру его восточная граница совпадала с рекой Друть, западная граница – с рекой Березина, северная граница – с ударной группировкой 3-го Белорусского фронта, южная граница – с ударной группировкой 1-го Белорусского фронта. Именно внутри такого прямоугольника находилась 4-я германская армия в начале Минской операции. Это создало главную предпосылку для образования минского  котла.  Военачальники разных рангов очень хорошо взаимодействовали для образования внешнего и внутреннего фронтов окружения. Касательно внешнего кольца окружения ключевое значение имели успешные действия Рокоссовского против 9-й германской армии. Самое яркое событие минской операции – освобождение столицы БССР  3 июля 1944 года.

Столица Литовской ССР была освобождена в результате Вильнюсской фронтовой наступательной операции. Она проводилась силами  войск Третьего Белорусского фронта. Благодаря триумфу Черняховского в этой операции отпали серьёзные препятствия  для выхода вверенного ему оперативно-стратегического объединения к границам Восточной Пруссии

Очень удачно сложилась для Баграмяна Шяуляйская фронтовая наступательная операция. Благодаря солдатам и офицерам возглавляемого им 1-го Прибалтийского фронта была существенно сокращена зона германского военного присутствия в двух субъектах советской федерации:  Латвийской ССР и Литовской ССР. Гитлер был в бешенстве, узнав, что Баграмян сумел серией неожиданных ударов отрезать группу армий «Север» от Восточной Пруссии. На местах было явно недостаточно солдат и офицеров вермахта для того, чтобы восстановить соответствующие коммуникации. Поэтому сюда оперативно направлялись целые дивизии вермахта, которые до этого участвовали в тяжёлых боях на белорусском участке фронта. Это объективно работало на советскую сторону. Просто потрясает воображение максимальная глубина продвижения войск фронта: 400 км. Заслуживает быть отмеченной и минимальная глубина: 100 км.

2-й и 3-й Белорусские фронты отличились при проведении Белостокской фронтовой наступательной операции.  Общая глубина продвижения подопечных Захарова и Черняховского вплотную приблизилась к отметке 300 км. Вновь бросаем наш взор на карту. Находим рубеж Августова, Домброва, западнее Белостока. Именно на этот рубеж вышли указанные оперативно-стратегические объединения. Они стали предпринимать первые шаги по осуществлению локальных операций, направленных на сокращение германского военного присутствия на северо-востоке Польши. 352 населённых пункта перестали находиться под контролем гитлеровцев. Самый известный среди них – город Белосток. От упомянутого рубежа было рукой подать до Восточной Пруссии.

Уже по названию Люблин-Брестской фронтовой  наступательной операции видно, что центральное место в ней заняла борьба за овладение Брестом и Люблином.  В ней советская сторона была представлена 1-м Белорусским фронтом. Был поставлен крест на хозяйничаньи германцев в юго-западной Белоруссии и части восточной Польши. Продвижение вверенного Рокоссовскому  оперативно-стратегического объединения составило 200–260 км. Конечно, это было и продвижение в сторону столицы польского государства. Но в предместье Варшавы была мощная группировка вермахта. 2-я танковая армия 1-го Белорсского фронта пыталась её пройти, но стала объектом весьма чувствительного контрудара со стороны данной группировки. Дальнейшая борьба за овладение Варшавой в тогдашних условиях выглядела бы как самая настоящая авантюра. И это прекрасно понимал Рокоссовский.

Значительными были и результаты Каунасской фронтовой наступательной операции. Есть все основания записать их в актив Черняховскому. Вверенное ему оперативно-стратегическое объединение действовало в тесном взаимодействии с фронтами, которыми командовали Баграмян и Захаров. Продвижение войск 3-го Белорусского фронта на большинстве участков превышало 100 км. Минимальное продвижение равнялось 50 км, максимальное – 135 км. Ставка Верховного Главнокомандования по достоинству оценила овладение фронтом Каунаса, его выход  на рубеж (исключительно) Расейняй, Раудоняны, (исключительно) Наумиестис, западнее Вилькавишкис, Дембово, (исключительно) озеро Вигры.

Ставка была удовлетворена и действиями 2-го Белорусского фронта при проведении Осовецкой фронтовой наступательной операции. В классику военного искусства вошли стремительное овладение им крепости Осовец, форсирование реки Бебжа, установление прочного контроля над плацдармами, находившимися северо-западнее Шафранки и севернее города и крепости  Осовец. Минимальное продвижение вверенного Захарову оперативно-стратегического объединения составляло 30 км, максимальное – 35 км.

29 августа 1-й Белорусский фронт перешёл к обороне. Это событие считается финальной точкой в истории операции «Багратион», в результате которой была полностью освобождена БССР, частично освобождены Латвия, Литва, Польша, сложились предпосылки для успешного проведения будущих стратегических наступательных операций на прибалтийском, польском, германском направлениях.

 

Михаил СТРЕЛЕЦ, профессор Брестского государственного технического университета.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.