Гражданка Армении более полувека искала могилу отца и нашла ее в белорусских Холодниках

снимок 079

Семь с половиной десятилетий назад отгремели последние выстрелы, залпы и взрывы на калинковичской земле, в январе нынешнего года мы в очередной раз торжественно отметили эту дату. Более 19 тысяч солдат и командиров Советской Армии упокоились в братских могилах на территории нашего района. Но до сих пор родственники многих из них продолжают искать могилы своих отцов, дедов и прадедов. Потому что не умолкает в человеке память сердца, не может он поверить, пока не увидит своими глазами…

Лишь в 2016 году гражданка Армении Лаура Акопджанян узнала, что последним местом упокоения ее отца Гургена стала братская могила в деревне Холодники нашего района. Уже не было в живых матери и старшего брата, осталась только она. И тогда же Лаура стала искать возможность побывать здесь – чтобы увидеть, прикоснуться и поклониться его святому праху…

Ей было лишь два месяца, когда отец ушел на фронт, а потому всё, что она знает о нем, это по рассказам матери и людей, которые знали его.

Гурген Акопджанян родился в селе Толорс Сисианского района на юге Армении. Рядом с селом –  Толороское водохранилище, чуть севернее протекает река Воротан. А вокруг – горы, знаменитые Кавказские горы. Он был умным и талантливым мальчиком. И когда советская власть широко распахнула двери в большую науку для детей простых крестьян, Гурген выучился на математика и физика. Получив образование, стал работать директором школы, и одновременно преподавал математику, физику и химию. Женился, в семье появился сын. Казалось бы, живи и радуйся. Но отголоски неспокойной обстановки в мире доходили и до Сисианского района, от которого рукой было подать до советско-иранской границы.

снимок 072

Когда началась Великая Отечественная война, мужчины стали уходить на фронт. Гургена призвали не сразу, лишь в 1943 году. Вместе с земляками добирался он до Еревана, затем поездом дальше на север. В конце этого долгого пути оказался на фронте, откуда успел написать несколько писем домой – жене и детям.

Что можно было писать? Жив, здоров. Переживал, как они там без него справляются. Старался морально поддержать, писал, что у него все хорошо. На конверте значилась полевая почта – 39897. Это – 605-й стрелковый полк 132-й стрелковой дивизии. Боевой путь этого полка в составе дивизии начался в октябре 1941 года в Ростове-на-Дону. Затем были бои по Ливнами, Ельцом и Воронежом, Дмитриевым-Льговским, Сумами, Конотопом, Нежиным и Черниговом, пока в конце 1943 года полк и дивизия не попали в Полесскую область Беларуси.

В первые два дня 1944 года полк был отведен на доукомплектование. О том, когда и как Гурген попал в полк, дает представление ценный документ – Журнал боевых действий 605 сп 132 сд: «1.1. 44 г. В течение дня полк находился на формировании, занимался по распорядку дня. Получено пополнение в составе 420 чел. 2.1.44 г. Продолжал занятия по распорядку дня. В полк прибыло пополнение сержантского состава в количестве 150 ч.»

Именно с этим пополнением в полк и был зачислен красноармеец Гурген Акопджанян со своими земляками с Кавказа – армянами и грузинами.

Журнал боевых действий 605 сп 132 сд: «3.1. 44. Начиная занятия с 8.20, полк прозанимался до 17.00. С 17.00 по приказу командира дивизии полк совершил 42-километровый марш по маршруту Озерищи – лес Смолярня, куда прибыл в 14.00

4.1.44 года. 4.1. 44 г. После 2-часового отдыха по приказу комдива полк снова совершил марш с 16.00 до 7.00 5.1. 44 года. С 7.00 полк приступил к оборудованию шалашей и землянок, проводил чистку оружия и санобработку л/состава.

  1. 1. 44 г. Полк занимался оборудованием лагеря и приведением себя в порядок. С 16.00 6. 1. 44 г. по приказу комдива совершил марш по маршруту лес Колоды – Блудим, где сосредоточился к 2.00 7.1. 44 года, и в эту же ночь сменил отдельный лыжный батальон в районе обороны сев. 2 км села Холодники». Почему мы выделили последние слова, станет понятно чуть позже. А пока снова обратимся к документу: «С 2.00 7.1. 44 г. полк приступил к оборудованию и усовершенствованию линии обороны, готовясь к наступлению. Весь день 7.1. 44 г. проводились подготовка и беседы с личным составом. В 12.00 по приказу комдива полк силой одной роты начал наступление на мост сев-вост.Холодники в 1,5 км, который занял к 4.00 8.1. 44, где потерял до 30% л/состава роты.

8.1. 44 г. С 9.00 началась артподготовка, которая продолжалась 50 минут без поддержки авиации. Противник, оказав слабое сопротивление, бросил первую линию окопов и ушел на 2 оборону сев. Холодники и лес, что юго-вост. Холодники 2 км. Наступая на село Холодники, полк понес потери, среди них был убит начальник штаба капитан Смольяников. Наступая весь день, полк полностью овладел селом Холодники и к исходу дня закрепился на юж. окраине села.

9.1. 44 г. Получив приказ, полк снова начал выполнять поставленную задачу – овладение высотой 145,5. Наступая затем севернее склона высоты, противник перешел в контратаку, оттеснил правый фланг и вошел на окраину села Холодники. Но полк удержал склоны высоты 145,5.

  1. 1. 44 г. Получив задачу обходным путем овладеть дорогой, идущей с выс. 145,5 на м. Домановичи, наступая с 2.00, полк понес потери убитыми и ранеными до 150 чел. Среди этих потерь был убит ПНШ-2 ст. лейтенант Мясников и Герой Советского Союза старшина Мироненко. Выполняя приказ, полк овладел 2 линией траншей и к 16.00 полностью прорвал оборону противника и, развивая свой успех, занял Мукомолье, совхоз Авангард и село Тарканы».

Отсюда полк был выведен во второй эшелон и после непродолжительного отдыха по приказу комдива совершил марш на Юшки, откуда выбил противника и к 17.00 13.1. 44 г. сосредоточился в лесу возле деревни Горбовичи.

Особое внимание обращают на себя события 8-го, 9-го и 10-го января. Сухие строки ЖБД лишены всяких эмоций и не дают полного представления о том, насколько жестоким и кровопролитным стал затяжной бой под Холодниками с 9.00 8-го января до 16.00 10-го января. Именно в эти полтора суток 605-й полк и понес самые большие потери личного состава. В этом бою под Холодниками и погибло почти всё пополнение, которое прибыло в полк в первый день января 1944 года.

Гурген Акопджанян погиб во время наступления на упомянутую высоту 145,5, в километре севернее деревни Холодники. В одной братской могиле с ним – русские и грузины, белорусы и украинцы… И единокровные армяне: Абрамян, Айротозян, Армен Акульян, Левон Амирханян, Артунян, Атанес Бедян, Михаил Киракасян, Георг Маритросян, Георгий Мирзоян, Погосян, Эмир Понян, Дмитрий Пыресян, Ерванд Саптунян. Всего же в братской могиле покоится прах более трехсот советских солдат, сержантов и офицеров.

Выйдя из автомобиля, Лаура Гургеновна в сопровождении председателя Домановичского сельисполкома Ларисы Зайцевой медленно направилась к могиле. Ноги словно бы не слушались ее, подкашивались, а в глазах стояли слезы. В шаге от братской могилы она вдруг расплакалась, опустилась на колени и поцеловала белорусскую землю, в которой лежит ее отец. Тихо произнесла: «Здесь лежит моя кровь, теперь это и моя земля».

А потом прошла к памятнику, снова опустилась на колени, положила на плите с фамилией и инициалами отца красные гвоздики и укрыла ее армянским флагом. Так и стояла, словно о чем-то спрашивая отца или рассказывая о том, как сложилась жизнь его семьи.

На следующий день Лаура побывала в народном музее боевой славы СШ №6 и Домановичской СШ, где оставила на память армянский флаг и портрет отца. А перед отъездом на родину опять навестила братскую могилу. «Уезжаю со спокойным сердцем, отец, потому что вижу, как хорошо о тебе здесь заботятся, – сказала Лаура. – Даст Бог, снова свидимся. Мир праху твоему…»

Александр Веко.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.