Как крестьянка из Чистой Лужи в штрафбате воевала

1552

В начале января 1944 года войска Белорусского фронта получили приказ разбить вражескую группировку на юго-востоке Беларуси. И вот 8 января подразделения 65-й армии генерал-лейтенанта Батова и 61-й армии генерал-лейтенанта Белова при поддержке 16-й воздушной армии генерал-лейтенанта Руденко начали наступление на Калинковичи и Мозырь.

Калинковичско-Мозырская наступательная операция проводилась с участием партизан и двух кавалерийских корпусов. Пройдя лесными дорогами, они атаковали противника с тыла. 14 января 1944 года были освобождены города Мозырь и Калинковичи. Советские войска вышли к Припяти, перерезали железную дорогу Калинковичи-Капцевичи. На следующий день в Москве был дан салют в честь освобожденных белорусских городов.

К 30 января фронт остановился по линии  рек Иппа и Птичь. Калинковичско-Мозырская операция завершилась 8 февраля. В ходе наступления советские войска продвинулись до 80 километров на запад и подошли с юга к бобруйской группировке врага, создав надежный плацдарм для проведения белорусской стратегической наступательной операции «Багратион» летом 1944 года.

1022

Но это – общеизвестные факты. А сколько было локальных событий, каждое из которых внесло свою лепту в освобождение, но которые так и остались неизвестными страницами Великой Отечественной войны? Особенно если в них фигурировали штрафники.

Эта история произошла в последние дни Калинковичско-Мозырской операции. В полосе наступления 115-й отдельной стрелковой бригады (осбр) противник упорно сопротивлялся. И тогда командование решило направить в немецкий тыл 33-й отдельный штрафбат (ошб) Белорусского фронта.

Напомним, одна из таких страниц уже была открыта в 2014 году благодаря Евгению Сергиенко и калинковичско-мозырскому клубу «Поиск». Тогда по заявке районного военного комиссариата 52-й специализированный батальон в деревне Казанск поднял останки более 70 бойцов 258-й отдельной армейской штрафной роты (оашр) 65-й армии. В конце ноября того же года их торжественно перезахоронили в братскую могилу.

Теперь новая история – и снова от клуба «Поиск». Во многом именно благодаря героизму и отваге бойцов 33-го ошб были освобождены деревни Углы и Березняки, с потерей которых враг оставил также Пески, Вишу и Капличи.

Появился плацдарм для освобождения Чистой Лужи и Межевичей, овладения дорогой Озаричи-Савичи и выхода к переправе через реку Тремля. В этой ситуации командир 33-го ошб подполковник Кащенко получил приказ скрытно пробраться в тыл к немцам.

Из книги «Офицерский штрафбат. Искупление» Алексадра Пыльцына: «33-й ошб скрытно провел ускоренный ночной марш и вышел в район 20-25 км восточнее Жлобина с задачей оседлать дорогу на Жлобин. Перед батальоном немецкая оборона представляла три сплошных траншеи, 30 пулеметных гнезд, 6 дзотов с тяжелыми перекрытиями и множество блиндажей. Перед траншеями были проволочные заграждения в три ряда, противопехотные и противотанковые минные поля. На рассвете 22 декабря 1943 года после залпа «катюш» батальон пошел в атаку, пустив в ход «карманную» артиллерию…

8 декабря 1943 года распоряжением Штаба фронта на должность командира 33-го штрафного батальона был направлен заместитель командира нашего 8-го ошб майор Мурза Илья Митрофанович (впоследствии – командир 269 сп 136 сд 70 А 2-го Белорусского фронта, Герой Советского Союза (29.06.1945). – Прим.) …  После событий под Жлобином 16 января 1944 года майор Мурза передал батальон подполковнику Кащенко, которому досталась честь вскоре расформировать этот героический батальон, а сам убыл на курсы командиров полков».

Досье на командира: Кащенко Александр Терентьевич, 1902 г.р., русский, член ВКП (б) с 1926 года, в Красной Армии с октября 1924 года, кадровый военный. В Великой Отечественной войне с первого дня: первый бой принял 22 июня 1941 года; воевал на Западном, Калининском, Сталинградском фронтах, имеет 4 ранения, из них два тяжелых, командовал 65 кп 32 кд 3 гв. кк ЮФ. Через два дня после его назначения командиром 33-й ошб влился в состав 115 осбр и получил приказ: освободить Чистую Лужу и Межевичи, овладеть дорогой Озаричи-Савичи и выйти к переправе через реку Тремля.

33-й ошб этот приказ выполнил, с 18 по 31 января уничтожив более 420 солдат и офицеров противника, захватив артиллерийскую и минометную батареи, 12 станковых пулеметов, 47 винтовок и 13 автоматов. За умелое руководство штрафбатом подполковник Кащенко был награжден орденом Красного Знамени.

Но для выполнения этой боевой задачи штрафникам понадобился хороший проводник из местного населения. Выбор пал на Елену Денисовну Рак. Вместе с детьми и односельчанами она пряталась в лесу от угона в Озаричский лагерь смерти. Но тут вперед выступила ее 72-летняя мать Анастасия Кондратьевна Головач. «Я свое пожила, а тебе еще деток растить, – сказала она. – Не станет тебя, что я с ними буду делать?».

Из Наградного листа на Головач Анастасия Кондратьевну, колхозницу села Чистая Лужа Домановичского района Полесской области, 1872 г. р., белоруску, беспартийную:

«В ночь на 29 января 1944 года являлась проводником подразделения на передний край. Под огнем противника провела подразделение в указанное место и находилась с бойцами в траншеях до утра 29 января, поддерживая живую связь подразделения с командным пунктом. В ночь на 1 февраля разрывом немецкого снаряда был подожжен склад с боеприпасами (мины, гранаты, патроны). Боеприпасы быстро были охвачены огнем, начали рваться патроны. Товарищ Головач под огнем артиллерии противника первая самоотверженно взялась за тушение пожара, разбросала ящики с боеприпасами, залила их водой, чем предотвратила взрыв боеприпасов, обеспечив их сохранность. Достойна правительственной награды медали «За отвагу». Здесь же красным карандашом подполковник Кащенко дописал: «После составления материала гражданка Головач была тяжело ранена».

Далее история развивалась так. Командир 115 осбр полковник Волков поддержал представление Кащенко  о награждении колхозницы Головач медалью «За отвагу». А вот командующий 65 армией генерал-лейтенант Батов посчитал, что крестьянке достаточно и медали «За боевые заслуги». Точку в этом деле поставил командующий фронтом генерал армии Рокоссовский.  Поверх напечатанного текста «медаль «За боевые заслуги» черным карандашом он жирно исправил: «Орден Красной Звезды». Так в приказе войскам 1-го Белорусского фронта от 31 июля 1944 года за №146/Н от имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество среди награжденных орденами значится лишь одно женское имя – Анастасии Кондратьевны Головач.

За месяц до этого линия фронта сдвинулась – советские войска пошли вперед, началась операция «Багратион». Анастасия Головач тем временем продолжала жить со своей семьей в землянке. Она умерла 26 апреля 1945 года, за две недели до Великой Победы. Сказалось тяжелое ранение в руку, полученное в том бою, когда она была проводником штрафников.

IMG_6374а

Анастасию Кондратьевну похоронили на кладбище деревни Чистая Лужа. И вот спустя почти 75 лет вместе с бойцами клуба «Поиск» Евгением Сергиенко, Владимиром Гимбутом и Андреем Емельяненко мы отправились по местам былых событий. Но сначала заехали в Крюковичи, на улицу Молодежную, где с председателем Озаричского сельисполкома Галиной Пантелеенко навестили Василия Рака, внука Анастасии Головач.

Когда Евгений Сергиенко от имени клуба «Поиск» передал Василию Афанасьевичу копию Наградного листа его бабушки, мужчина едва сдержал скупую мужскую слезу. Давняя семейная история всколыхнула его память. Ему было около трех лет, когда не стало бабушки, но он навсегда запомнил, как ее выносили из землянки. Тут же со двора вышли Евгения Ивановна, жена Василия Рака, их дочь Елена, внучка Юля и правнучка Ксюша. Они – третье, четвертое и пятое поколения от Анастасии Кондратьевны. И когда Василий Афанасьевич начал вспоминать давнюю историю, которая спустя годы больше похожа на семейное предание, они внимательно слушали. Кому, как не им, хранить и передавать его дальше.

IMG_6397

Рассказ Василия Рака – это не просто семейное предание. Это уже проверенная и перепроверенная история, дополненная воспоминаниями его матери Елены Денисовны, старших односельчан, которые были очевидцами военных событий.

—Бойцы получили приказ взять Савин Рог, – говорит Василий Афанасьевич. – А он был на возвышенности, и никак по долине к нему не подойти. Вот тогда и решили совершить обходной маневр. В лесной землянке нашли мою мать. Но бабушка сказала ей: «Оставайся, Лена, у тебя детки. Если тебя убьют, что я с ними буду делать? А если меня убьют, всплакнешь, похоронишь…». Командиры, какие там были, согласились на эту замену. Так бабушка стала проводником. Бабка повела их окольными путями, вышли на Голомень, Томашевский хутор. Там же шла старая дорога из Савичей. Немного дальше – Тремля. Мое предположение – дорога выходила к мосту через Тремлю, чуть левее – на мост на Михайловское, а тут заход в тыл Савина Рога. И вот они зашли в тыл и ударили…

Такая вот история. Остается неизвестным, получила ли Анастасия Головач заслуженный орден Красной Звезды.

—Насколько я это слышал, ее вызывали в Кремль, к самому Сталину, чтобы вручить этот орден, – пояснил Василий Рак. – Но, естественно, как она могла туда попасть? А в 1947-м году, уже после смерти бабушки, приехал брат матери, мой дядя. Он жил в Северной Осетии. Помог построить хатину, так как муж не пришел с войны. А потом говорит: «Лена, дай мне мамины документы». И мама отдала. Они нам не надо были. А в 1951-м году он трагически погиб там, и бумаги, так думаю, тоже пропали. Он был артиллерист, прошел всю войну, а потом нелепо погиб…

Так на малой родине не осталось ни документов, ни фотографий Анастасии Головач. Но есть потомки, жива память о ней. И жива история о том, как крестьянка из Чистой Лужи в штрафбате воевала. Пусть это был лишь один малозначительный четырехсуточный эпизод из 1418 суток войны. Пусть он не был ни переломным, ни решающим в этой битве. Но как раз из таких эпизодов и состоит Великая Победа…

Александр Веко.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.