Борис Степанюк уверен, нужно спешить делать людям добро

IMG_2433

Борис Степанюк родился в 1928 году в Калинковичах, в семье с крепкими православными традициями, для которой любовь к ближнему, уважение к старшим и помощь нуждающемуся не были пустым звуком. Он и имя свое получил, потому что появился на свет в день святых благоверных князей Бориса и Глеба.

Отец его, Михаил Илларионович, уроженец Житомирщины, работал на железной дороге осмотрщиком вагонов. Мать, Елена Михайловна, несмотря на то, что была домохозяйкой, заслуживает того, чтоб рассказать о ней подробнее. Выпускница Паричского женского училища духовного ведомства, именно она стала первым и главным воспитателем и наставником для своих четверых детей – трех сыновей и дочери. Первенец Владимир родился в 1926-м, за ним через два года – Борис, спустя еще два года – Ирина, а в 1937-м – Станислав. Она была дочерью иерея Михаила Метлицкого. Родом из деревни Острогляды Брагинского района, после окончания народной школы ее отец выдержал экзамен на псаломщика при Минской духовной семинарии, служил в Свято-Антониевской церкви в деревне Рубежевичи Столбцовского района. В 1920-е годы, когда начались гонения на церковь, переехал в Гомель, где служил при одной из церквей. Борис Михайлович вспоминает, что в детстве они с матерью навещали деда. В памяти он до сих пор хранит образ седовласого дедушки с седой бородкой и добродушной улыбкой.

Борису исполнилось десять, когда в один прекрасный момент в семье перестали говорить о дедушке Михаиле. Будто его и вовсе не было. Все потому что 3 марта 1938 года Михаил Метлицкий был арестован, через два месяца осужден тройкой НКВД, а еще через два месяца расстрелян. Реабилитировали его лишь спустя пять десятилетий – 16 января 1989 года.

Жили Степанюки в своем доме по улице Кагановича. Сейчас она называется Октябрьская. Как и все дети железнодорожников, учился Борис в СШ №4, к началу лета 1941-го успел окончить пять классов. А спустя три недели началась война.

Он хорошо помнит, как впервые увидел немцев. Встретил их по пути домой, куда нес баночку варенья. Немцы были втроем, на мотоцикле. Они стояли у колонки, умывались. Увидев паренька, один из них властно поманил его пальцем: «Ком!». Борис подчинился. Немец отнял у него банку, открыл, мокнул палец, попробовал продукт. «Гут!», – довольно произнес он и пнул парнишку кованым сапогом под зад. Борис едва удержался на ногах. «Вег!» – услышал он вслед. Жест рукой, мол, проваливай, не оставлял сомнений в том, что означает это слово.

С обидой и ненавистью побрел он прочь. И вдруг видит: по улице, навстречу ему, несется тачанка, а в ней – красноармейцы. «Немцев видел?» – спросил один из бойцов. «Да, только что, они у меня варенье отобрали», – пожаловался парень. Красноармейцы взяли его с собой, отвезли в Рудню Горбовичскую, где тогда у знакомых была его мать. И там, в деревне, Борис увидел еще красноармейцев – изможденных, поникших, совсем не воинственного вида. Держась в стороне от больших дорог, они пробирались на восток.

Когда город был оккупирован окончательно, немцы выгнали Степанюков из собственного дома. Пришлось им искать новое жилище. Тогда в городе было много пустующих домов, и они остановились в одном из них за речкой, где теперь стоит ресторан «Припять». Позже они сменили его на дом по улице Комсомольской. Он стоял примерно в том месте, где Борис Михайлович живет и ныне. Когда же город освободили, и домой стали возвращаться старые жильцы, Степанюки отправились в свой дом по улице Кагановича. Но он оказался занят. Стоило только отцу заикнуться, что это их дом, как «захватчик» тут же взялся за топор. Пришлось вызвать милицию, которая и выпроводила самосёла.

Отца по возрасту на фронт не призывали, и он занимался приусадебным участком, чтобы обеспечить семью запасами на зиму. Михаил Илларионович был человеком технически грамотным, хорошо знал устройство часов. Позже по заданию партизан он устроился на вокзале часовым мастером. И не случайно, когда после войны Борис Степанюк поступал в комсомол, рекомендацию ему написал сам заведующий отделом образования Леонид Волков, который знал его отца.

После освобождения города Борис снова вернулся к учебе, сев за парту в шестом классе. Но в конце учебного года отец сказал ему: «Сынок, ты уже взрослый, надо бы получить серьезную профессию».

Борис не стал перечить. Он поступил в училище сборщиков часов, которое открылось в Минске и готовило работников для строящегося завода «Луч». Получив специальность, в 1948-м парень вернулся в родной город, некоторое время работал часовым мастером при ОРСе. А в феврале 1949-го его призвали в армию.

Службу Борис Степанюк проходил в Осиповичах, в бронетанковой механизированной дивизии под командованием прославленного генерала Панова. Того самого, который освобождал Калинковичи. Буквально с первого дня службы Степанюк проявил себя с самой лучшей стороны. Грамотный, внимательный, исполнительный. Именно во время службы Бориса Михайловича рекомендовали для поступления в партию. Не без гордости он рассказывает, что рекомендации ему давали боевые офицеры, вчерашние фронтовики – командир взвода Русаков и командир роты Гаврилов.

По тогдашним правилам, если ты становился кандидатом в армии, перед вступлением в партию надо было окончить дивизионную партшколу (ДПШ). Борис Степанюк в ней тоже учился и успешно окончил.

А в партию его принимали уже в Калинковичах. В октябре 1952 года он уволился из армии и пришел в райком партии становится на партучет. В те годы райком партии находился по улице Красноармейской, в здании, которое ныне занимает БТИ. Его встретил Иван Северин, в то время работавший заведующим орготдела райкома партии. Посмотрев документы Степанюка, он воскликнул: «Какая кандидатура?! Жаль, что не пришли месяцем раньше, мы бы вам в Высшую партшколу дали направление».

Он же помог Борису Михайловичу устроиться на работу на склад топлива станции Калинковичи Жлобинского отделения железной дороги, где Степанюк трудился сначала в должности дежурного, а затем помощника начальника склада на протяжении 15 лет.

Может, так и проработал бы там до выхода на пенсию. Но в феврале 1967 года его позвал к себе Владимир Федотович Пырко, который хорошо знал Бориса Михайловича по работе на железной дороге. К тому времени уже почти год Пырко работал директором строящегося завода ЖБИ. Он лично подбирал кадры для нового предприятия, вспомнил о Степанюке, предложил ему пройти курсы для получения специальности. Как истинный боец партии, Борис Михайлович согласился. В числе 30 человек он тогда отправился на Светлогорский ЗЖБИ, а когда вернулся, стал работать оператором 4-го разряда. В июне 1967 года состоялось официальное открытие завода, а в июле он дал первую продукцию. На протяжении последующих трех десятилетий Борис Михайлович оставался верен заводу, работал на разных должностях – был инженером по ТБ, старшим инспектором отдела кадров, инженером по комплектации и сбыту, экономистом по сбыту и погрузочно-разгрузочным работам, а после выхода на заслуженный отдых – мастером погрузочно-разгрузочных работ.

Стоит упомянуть еще один примечательный факт из биографии Бориса Степанюка того времени. На протяжении одиннадцати лет он являлся секретарем парторганизации завода ЖБИ, принял ее в количестве четырех членов партии, а когда передавал, она насчитывала уже более двух десятков коммунистов.

Уйдя с завода, он вскоре устроился в эколого-натуралистический центр, где проработал еще 11 лет завхозом. Весь же трудовой стаж Бориса Михайловича насчитывает сорок два года.

Еще в 1957 году произошли перемены в личной жизни Бориса Степанюка – случайная встреча с девушкой по имени Рэма привела его в загс. И вот уже шестьдесят лет Борис Михайлович и Рэма Адамовна идут по жизни вместе, родили и воспитали двух дочерей – Майю и Ирину, дождались внуков.

Всю свою сознательную жизнь Борис Степанюк предан коммунистическим идеалам, до сих пор состоит в рядах районной парторганизации, от которой в качестве наблюдателя принимает участие в избирательных компаниях. Думаю, что далеко неспроста в день юбилея, поздравляя Бориса Михайловича и вручая ему Почетную грамоту райкома КПБ, первый секретарь райкома Николай Буценко отметил именно это – многолетнюю верность и преданность коммунистическим идеалам. Сам же Борис Степанюк убежден, что человек должен спешить делать добро людям, ведь только добрыми делами и поступками он останется в памяти потомков.

 

Александр Веко.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.