Пути-дороги военврача Василенко

василенкоБудущую профессию Дмитрий Василенко не выбирал. Скорее, это она выбрала его. Просто однажды зашел свояк, председатель местного колхоза, и сказал: «Что ты сидишь, штаны протираешь? Лучше бы серьезную специальность получил».

К тому времени Дмитрий Антонович был далеко не зеленый пацан, он имел за плечами определенный жизненный опыт. Отслужил три года срочной службы, с которой уволился в звании старшего сержанта, вернулся домой, стал депутатом местного совета, работал секретарем сельисполкома, женился. Сам он тоже подумывал о серьезной профессии. Только с техническим уклоном. А тут…

«Пришла разнарядка в наш колхоз на двоих человек, – объяснил ему тогда свояк. – За счет колхоза учиться в Гродненском мединституте. Поедешь».

Это «Поедешь» прозвучало как распоряжение, почти как приказ. Василенко тогда собрал необходимые документы и поехал поступать. В приемной комиссии, подавая свои документы, будто пароль, произнес: «Я от колхоза». И в ответ услышал: «Что? От какого такого колхоза? Становись, парень, в очередь и сдавай на общих основаниях».

Он словно протрезвел: что делать? Ведь после школы прошло семь лет, и он уже изрядно подзабыл даже то, что знал. И вдруг – удача. Тут же в приемной комиссии встретил Сашу Биркаса, который работал у них в Доброволе фельдшером. Они хорошо друг друга знали, вместе даже на охоту ходили. Отец Дмитрия, лучший сапожник в округе, не раз чинил обувь фельдшеру. Узнав, что Василенко приехал поступать, тот расстарался сочинение для поступления. Дмитрий Антонович и спустя полвека помнит его тему: «Образ Ленина в творчестве Маяковского и Горького».

Под сочинением с исправленными ошибками стояла отметка «четыре». Василенко решил, что если он перепишет его без ошибок, тоже получит «четыре». Но ему поставили «три». Остальные экзамены он тоже сдал удовлетворительно. Думал, не зачислят. Но когда пришел и начал изучать список фамилий тех, кто не поступил, своей среди них не увидел. Значит, поступил?

Так для него начался новый этап – студенческая жизнь. И не только для него, но и для его семьи – жены Валентины и новорожденного сына Сергея.

О своей женитьбе Дмитрий Антонович рассказал совершенно удивительную историю. Расписались они с женой 11 апреля 1961 года. А на следующий день с финансовой проверкой приехал инспектор из района. Давай, мол, показывай, как вы тут в сельсовете дела ведете. И вдруг по радио сообщение: «Человек в космосе!». Что тут началось?! Спонтанный всенародный праздник по всей деревне! Люди радостно приветствовали друг друга, обнимались, поздравляли. До проверки ли тут стало? И тогда проверяющий сказал: «Ладно, всё у тебя отлично! Закрывай кабинет, и айда в столовую!»

Студенческая стипендия в то время – 22 рубля. На эти деньги семье Василенко и надо было как-то прожить месяц. Но платили ее только за успеваемость. С благодарностью Дмитрий Антонович вспоминает старосту группы Валентина Дороша, который все время заботился о них, говорил в деканате: «А вы знаете, что у него жена и маленький ребенок?». Когда на 4-м курсе разрешили подрабатывать, Василенко устроился медбратом в хирургическое отделение областной железнодорожной больницы. А после 4-го курса в Гродненский мединститут приехал «купец» из Куйбышева, стал предлагать перевод на военно-медицинский факультет, Дмитрий Василенко согласился. Во-первых, стипендия – 90 рублей, во-вторых, обмундирование и прочие льготы. Он уговорил жену, и они уехали в далекий Куйбышев.

Это было не первое далекое путешествие в жизни Дмитрий Антоновича. До этого он пережил много переездов. Во время срочной службы попал во Внутренние войска. Учебка – поселок Северный в Коми АССР. Туда добраться – несколько суток поездом. Оттуда его перевели в г. Комсомольск под Тольятти,где в сержантской школе и проходила дальнейшая служба, на которой он уже через год стал сержантом и занял второе место в части по годовым результатам. За что был отмечен отпуском на родину.

—Во время службы, где я только ни был?! – вспоминает Дмитрий Антонович. – Разве что в Азии и на Кавказе не довелось побывать. А так объездил всю европейскую часть бывшего СССР.

Признаться, достаточно лишь беглого взгляда на его биографию, чтобы понять истоки той жизненной дороги, по которой ему довелось пройти. Словно бы осознавая это, Дмитрий Антонович и рассказ о себе начал… со своего отца. Антон Герасимович в Первую мировую войну был призван в армию, попал на Кавказский фронт, получил тяжелое ранение и лишился ноги. Не впав в отчаяние, он после излечения остался жить в Васильково под Киевом. Будучи настоящим мастером, он открыл сапожную мастерскую, которая вскоре переросла в артель. Женился, родил двух сыновей. Но семейное счастье отца длилось недолго – первая жена умерла от туберкулеза. Вскоре он встретил другую женщину – маму Дмитрия Антоновича.

—Так вышло, что и она осталась одна с матерью, моей бабушкой Акулиной Семеновной, – рассказывает Василенко. – Вся их семья сгинула во время голода 1932 года, который свирепствовал тогда в Украине.Родители переехали в Черкасскую область, где я и появился на свет.

Старшего брата Григория, 1920 года, Дмитрий Антонович не помнит. Тот ушел на фронт в первые дни войны и числится пропавшим без вести с июня 1941 года. А вот образ второго своего старшего брата Владимира, 1923 года рождения, хранит в памяти до сих пор. Тот был призван в армию в 1942 году, через год попал на фронт. Служил в 398-м танковом батальоне 183-й танковой бригады.

—Мне было пять лет, и он держал меня на руках, – рассказывает Дмитрий Антонович. – Его танк подбили, и он прибыл на ремонт в Киев. Командир отпустил Володю повидаться с родными. Хорошо запомнил орден Красной Звезды у него на груди. А потом он уехал обратно в Киев… Это была наша первая и последняя встреча… Отец много позже ездил к нему на могилу в Прибалтику.

Владимир был механиком-водителем командирского танка. Орден Красной Звезды получил за то, что «21 сентября 1943 года первым в составе своего экипажа вышел к Днепру, преследуя противника от райцентра Яготин до села Андрюши. Умелым маневром своего танка на поле боя обеспечил командиру танка уничтожение 2 немецких пушек и свыше 30 автоматчиков». Ровно через год, 22 сентября 1944 года, на Прибалтийском фронте в составе 1-го танкового батальона 10-го танкового корпуса он будет убит в Латвии, в бою под Пунди, откуда позже прах перенесут в г. Валмиера.

—И немца помню, – говорит Дмитрий Антонович. – Когда они отступали, один забежал в дом и стал требовать: «Матка, яйца, млеко!». А я возьми и выпали по-украински фразу, которую, наверное, слышал от кого-то из взрослых: «Млеко-то млеко, да русский недалеко!». Бабка в испуге схватила меня, положила на койку и прикрыла подушкой от греха. Но во время самой оккупации немцев мы видели мало, верховодили полицаи. В самом начале войны отец спрятал двоих красноармейцев, которые бежали из плена. Когда уходили, один из них в подарок оставил ему часы на цепочке. И вот ввалился к нам полицай Каленик, разлегся, как хозяин, и стал требовать от отца эти часы. Откуда он что узнал? Все грозился старосте донести. Но отец остался непреклонен, и он ушел. А староста жил через дорогу напротив, звали его Халимон, плохого никому ничего не делал. Видимо, был оставлен специально в тылу.

С возрастом отец все чаще стал говорить о том, чтобы вернуться на малую родину, в Беларусь. А после войны, когда с фронта не вернулись старшие сыновья,вокруг были разруха и голод, он окончательно решился на переезд.

—Бывало, погоним коров, где липы росли, так мы верхние липкие цветки срывали и ели, – говорит Дмитрий Антонович. – Когда акация цвела, мы тоже кашку с цветков объедали. Или у подсолнухов мягкую сердцевину выедали. А в 1947 году отец забрал нас и повез на свою родину.

Добирались, как придется – и на подножках вагонов, и на платформах с углем. Жить стали поначалу у брата отца, который был хозяином в старом дедовском доме. В тесноте да не в обиде. Но отец понимал, что семье нужен свой угол, и они переселились в кухоньку деревянного здания, в одном крыле которого был сельсовет, в другом – почта. Отец тем временем с молотка выстроил собственный дом. Он снова занялся сапожным ремеслом. Недостатка в клиентах не было. Приходили односельчане и жители соседних деревень. Рядом была погранзастава, и офицеры  постоянно шилиу него сапоги.

После окончания военно-медицинского факультета Куйбышевского медицинского института распределили Василенко в город Неман Калининградской области. Здесь в должности начальника медпункта он и начал свою службу.Через год его перевели в 40-й авиаполк, который базировался в поселке Нивенском той же Калининградской области, на должность начальника медицинской службы полка. Ярким незабываемым воспоминанием из того времени для Дмитрия Антоновича стали месячные курсы при Институте авиации и космонавтики, на которых он познакомился с прославленнымив будущем космонавтамиДжанибековым и Горбатко.

василенко1Дмитрию Василенко нравилась служба в 40-м авиаполку. Но однажды пришел приказ на расформирование подразделения. Получил новое назначение и военврач – в Калинковичи. Так он оказался в нашем городе. Казалось, теперь уже осядет на продолжительное время. Но в 1979 году полк из Калинковичей в спешном порядке перебазировали в Печору на Урал, и Дмитрий Антонович отслужил еще и там около восьми лет. Лишь когда тяжело заболела жена, он перевелся поближе к Калинковичам – в Бобруйск. Там и службу закончил в октябре 1988 года. А вскоре тогдашний главврач Александр Шевко принял его на работу. Вначале Дмитрий Василенко работал в подростковом кабинете, потом – заведующим отделения переливания крови, затем – старшим врачом на скорой помощи.

А еще Дмитрий Антонович на протяжении 22 лет являлся старшим врачом призывной комиссии при райвоенкомате. Так что через его руки прошли сотни призывников нашего района. В его практике было много интересных и поучительных эпизодов. Но в сердце, словно заноза, сидит один. Дмитрий Василенко признается, что, будучи человеком по натуре незлобивым, эту обиду так и не простил. Однажды коллега хотела «отмазать» сына от службы в армии, а Василенко ни в какую не поддавался. И тогда женщина в сердцах бросила: «Своего сына вы нашли бы как отмазать!». Ей и невдомек было, что Сергей, его старший сын, в то время офицер Советской Армии, получил ранение при исполнении интернационального долга в Афганистане. Ныне он уже пенсионер, живет в Коломне под Москвой. Младший сын Владимир живет и работает в Калинковичах.

В своей уютной квартирке на третьем этаже Дмитрий Антонович встретил нас с нынешней супругой Галиной Леонидовной. Они сошлись после того, как у него умерла жена, а она осталась без мужа.

—Мы же одноклассники! – посвящает он нас в историю их знакомства. – Я еще в школе к ней клинья подбивал, но так и не сумел добиться расположения.

—После школы наши пути-дороги разошлись, – добавляет Галина Леонидовна. – Он ушел в армию, я уехала учиться, вышла замуж. Потом и он женился. И когда я приезжала домой, его не было, когда он приезжал, меня уже не было. Так тридцать лет и не виделись. Теперь вот наши дороги снова сошлись.

В канун 80-летия, который Дмитрий Антонович отметил 14 июня, главный специалист военного комиссариата района Юрий Титов по поручению военного комиссара района вручил юбиляру нагрудный знак «100-летие военных комиссариатов», поздравил с юбилейной датой, пожелал крепкого здоровья, семейного счастья и благополучия.

Александр Веко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.