Григорий Крейман: Секрет долголетия – в движении и любви

DSCN7988

Свой день рождения Григорий Крейман отмечать не любит. Для него в жизни гораздо важнее другая дата: день знакомства с будущей супругой, которое случилось 20 марта 1954 года. С тех пор Григорий Матвеевич и Ольга Леонтьевна вместе. А ведь судьбоносной встречи могло и не произойти…

Семья была дружной

…Он появился на свет 25 февраля 1928 года в деревне Березовка Калинковичского района. Был младшим ребенком в семье Матвея и Эстер Крейманов. До войны успел окончить шесть классов.

У нас в деревне через хату жили евреи, а в соседних Больших Водовичах и вовсе работала начальная еврейская школа, — вспоминает Григорий Матвеевич. — Мой дед Илья был глубоко религиозным человеком, свято чтил еврейские традиции. Родители же считали себя больше белорусами. Оба работали в колхозе. Мама была передовой дояркой, отец – отличным портным: ночами шил кожухи, суконники. На нынешний лад – предприниматель. Старшая сестра Ася окончила Мозырское педагогическое училище и преподавала в начальной школе в Малых Водовичах. Брат Яков тоже мечтал стать учителем, я же видел себя фельдшером. Жили мы небогато, но дружно, весело, так что детство у меня было счастливое.

Эвакуация в Саратовскую область

Летом 1941 года Крейманы выехали в эвакуацию в Саратовскую область. В Березовке остался 80-летний дед Илья, который наотрез отказался покидать родные места и который был уверен, что стариков оккупанты не тронут. За две недели до освобождения деревни он погиб от пули соседа-полицая, позарившегося на корову, — единственное богатство деда Ильи, ведь хату Крейманов со всеми пожитками к тому времени сожгли немцы.

Мы же на три года обосновались на станции Кистендей, — рассказывает юбиляр. – Для сестры нашлось место в местной школе, я с родителями трудился в колхозе «12 лет Октября»: пас коров, коней, свиней. Брата сразу по приезду призвали на фронт. Он погиб в октябре 1942 года под Ржевом. Молодой, всего 19 лет было, еще жить да жить.

Навстречу мечте

Зимой 1944 года до Крейманов дошли слухи, что Березовку освободили. В одночасье они решили возвращаться домой, где их ждали голод, холод и разруха. Но они не пали духом и трудились не покладая рук, поэтому скоро в их дворе выросла пусть небольшая, но собственная хатка.  

Григорий окончил Березовскую семилетку и следом – Мозырскую фельдшерско-акушерскую школу: мечта о профессии осуществилась. До армии успел поработать в Полесской областной санэпидстанции помощником эпидемиолога.

— Я возглавлял отряд по борьбе с брюшным и сыпным тифом, — вспоминает Григорий Матвеевич. – Ездили по деревням, выявляли больных, которых помещали в изолятор, оборудованный в одной из хат. Потом из города приходила машина и забирала их в инфекционную больницу. Еще вшей травили в специальной дезкамере. Сельчане ей особо не доверяли, предпочитали использовать проверенные средства — скипидар, керосин, огонь.   

Омельковщина

DSCN7960

Соревнования санитарных дружин

После трехлетней службы в армии судьба забросила 27-летнего Григория в деревню Омельковщина Хойникского района, которой нынче нет на карте Беларуси — исчезла из-за аварии на Чернобыльской АЭС. Вспоминает, как просился у заведующего райздравотделом Купченкова направить его в деревню Борисовщина, где находился детский дом-интернат, чувствовал, что там будет нужнее. Тот уперся: «Позарез необходим заведующий на Омельковский фельдшерско-акушерский пункт. Деревня большая, а медработника нет. Люди жалуются. Пересидишь месяца два-три – заберу в райцентр. Молодые и образованные специалисты у нас на вес золота».

— Поверив обещанию, я согласился. Но ни через полгода, ни через год никто меня в Хойники не забрал, — рассказывает Григорий Матвеевич. – Переживать-не переживал, потому что встретил свою Оленьку. Сегодня мне страшно подумать, что я мог разминуться со своей судьбой. Расписались мы очень быстро. Один за другим родились сыновья Виктор и Владимир. Имеем двоих внуков и двоих правнуков – наше главное богатство.

…И все же по приезду в Омельковщину молодого фельдшера ждало разочарование: малюсенькую комнату в частном доме крайне сложно было назвать ФАПом. Где вести прием? Как оказывать помощь роженицам?

— Беда в деревне была не только с ФАПом, но и с семилеткой, которой руководил Михаил Беляцкий и которая располагалась в старом доме с провалившимся полом и покосившейся крышей. Сговорились мы с ним ехать в Министерство образования, просить денег на новое здание, — рассказывает юбиляр. – Уже и не припомню, к кому попали на прием, но деньги нам выделили. Хватило их не только на новую школу, но и на ФАП. К началу строительства я уже возглавлял Омельковский сельсовет.

Жители Омельковщины уважали и любили деятельного председателя. Счастлив был он и в семье, но… душа рвалась на родину.

— Ольга первая заговорила о переезде, — вспоминает Григорий Матвеевич. – У нас с ней невидимая связь, мы на расстоянии чувствуем, когда одному из нас плохо. Пришел я как-то с работы, а она и говорит: «Целый день из-за тебя места себе не находила. Маешься ты в Омельковщине, по родным скучаешь. Да и работа не радует: ты ж медиком хотел стать, а вон оно как получилось…»

От помощника эпидемиолога до председателя Красного Креста

Так решился вопрос с переездом в Калинковичи. Здесь Григорий трудоустроился помощником эпидемиолога в районную санэпидстанцию, Ольга, окончив курсы бухгалтеров, — в бухгалтерию Калинковичской районной больницы.

Обязанности мне были знакомы: выявление инфекционных больных, санобработка их жилья, — рассказывает юбиляр. – Также занимался вакцинацией взрослого и детского населения против дифтерии, коклюша, кори, краснухи, скарлатины, оспы. Далеко не все сельчане с радостью пускали в дом, многие настороженно относились к прививкам. Приходилось проводить разъяснительные беседы, уговаривать, убеждать.   

Санэпидстанции Григорий Матвеевич отдал 16 лет. А в апреле 1976 года главный врач Калинковичской райбольницы Борис Лившиц «сосватал» его на должность освобожденного председателя районного общества Красного Креста.    

Помню, Борис Михайлович позвал меня в кабинет и говорит: «Хочу, чтобы Красный Крест существовал в районе не только на бумаге. Долго думал, кому доверить эту работу. Но кроме тебя, Матвеевич, на ум никто не приходит. Человек ты активный, трудолюбивый, ответственный. Уверен, не подведешь меня, не заставишь краснеть перед начальством», — рассказывает Григорий Матвеевич. – Разве я мог после такого разговора работать плохо?

В наследство от предыдущего председателя ему достался небольшой кабинет в районной поликлинике. Осмотревшись, он направился на прием к заместителю председателя горисполкома Александру Томчику с просьбой об отдельном помещении для Красного Креста. Просьбу свою аргументировал так: «Обустроим процедурный и массажный кабинеты, будем помогать ветеранам войны, немощным старикам, инвалидам, многодетным семьям… В общем тем, кто нуждается в особой заботе и внимании».

Александр Николаевич пообещал помочь. И слово сдержал. Вскоре Григорию Матвеевичу предложили занять старое здание суда, расположенное по адресу улица Калинина. 18. Правда, оно требовало капитального ремонта. Но где достать денег?

И снова Крейман на приеме у Томчика. Тот подключает директора Калинковичского РСУ-10 Михаила Бондаря и буквально через месяц здание выглядит, как новое.

Я работал в строительной бригаде наравне со всеми, — рассказывает юбиляр. – Благо, опыт имелся, — в Омельковщине и школу, и ФАП мы с Михаилом Беляцким возводили, как умели, без профессиональных строителей. Зато сельчане пособляли охотно. Тоже было и в Калинковичах: жители близлежащих домов помогали, чем могли, приходили в выходные либо вечерами после работы. Такого отношения сегодня, увы, уже не встретишь, люди живут по принципу «Моя хата с краю». Плохо это или хорошо — судить не берусь. Но лично мне комфортнее было в Советском Союзе.

Школа передового опыта

DSCN7984

Областная конференция Красного Креста. За трибуной Григорий Крейман

Районный Красный Крест Григорий Крейман возглавлял 23 года. При нем были открыты процедурный и массажный кабинеты, а также пункты общества в Козловичах и Зеленочах. Медсестры начали бесплатно посещать тяжелобольных стариков на дому, выполняя назначенные врачом процедуры и необходимый уход.

Кроме того, на Красный Крест была возложена работа по пропаганде и организации безвозмездного сбора крови.

Совместно с бригадами из отделения переливания крови, которое существовало при Калинковичской райбольнице, выезжали в городские и сельские коллективы, агитировали, доносили до людей важность и нужность донорства, — вспоминает Григорий Матвеевич. – Также вместе с районным штабом гражданской обороны занимались медицинским оснащением санитарных дружин предприятия, организовывали соревнования между ними.

DSCN7975

Председатели первичек Красного Креста, медсестры общества с главным врачом Калинковичской райбольницы Антоном Романовским

  

Калинковичский районный Красный Крест в 80-90 годы являлся школой передового опыта. На его базе постоянно проходили областные семинары, учебы, конференции.

В 1982 году  председатель Григорий Крейман за ответственную работу был награжден значком «Отличник здравоохранения СССР», а в 1991-м – «Ветеран советского Красного Креста».

Ничего бы у меня не получилось, если бы не поддержка руководства больницы (сначала – Бориса Лившица, затем – Антона Романовского и Александра Шевко) и моих медсестер – добрых, бескорыстных, преданных делу, которые трудились за сущие гроши, — говорит Григорий Матвеевич. —  Это Татьяна Смальцер, Надежда Никитенко, Тамара Чопик, Людмила Савенкова, Валентина Плешкова, Татьяна Балобанова, Валентина Абдурасулова.

Повезло и с председателями первичек Красного Креста, существовавших на всех крупных предприятиях. Они не отмахивались от проблем общества, по первому зову приходили на помощь. Всяческую поддержку оказывали и врачи больницы. Спасибо всем огромное.

В душе ему всего лишь 40…

На заслуженный отдых Григорий Крейман вышел в 73 года. Но дома активному и позитивному пенсионеру не сиделось, и он принял предложение возглавить на общественных началах иудейскую общину «Бейт Исроэль». Вновь начались знакомые хлопоты: здание конторы бывшего лесхоза, выделенное райисполкомом для нужд общины, обветшало и требовало ремонта, денег на который не было.

Григорий Матвеевич на собрании членов организации внес предложение его продать, а за вырученные средства приобрести небольшой домик. Так и сделали. С ремонтом помог спонсор из Минска.

— Сейчас активно ищу себе приемника, потому что понимаю, что не вечен. Хотя и не чувствую себя на 90, — признается юбиляр. — В душе мне лет 40, не больше. В чем мой секрет долголетия? В движении, в любви, в активности, в общении. Зимой каждый день выхожу на прогулку, а с ранней весны до поздней осени живем с Оленькой на даче в Жаровке, копаемся на грядках, ходим за грибами и ягодами. По субботам – встречи и общение с единоверцами. Завязал с вредными привычками, придерживаюсь правильного питания, много читаю – мозг должен работать. Да и Оленьке внимание, комплименты нужны. Забота о ней не позволяет мне стареть.

Татьяна ЗУБЕЦ.

Фото автора и из семейного архива Крейманов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.