Разведчик — партизан Александр Скуранок

Скуранок А. слева. санаторий 1947 г.

Скуранок А. слева, санаторий, 1947г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В номере за 2 декабря 2017 года районная газета поместила подготовленную мной статью об одной из партизанских операций на Гомельщине с коллективной фотографией командного состава 101-й Домановичской партизанской бригады с указанием имен и должностей запечатленных на ней 16-ти вооруженных людей.

Относительно одного из них указывалось: «Скуранок Александр Николаевич – должность не определена». Через несколько дней после выхода статьи мне позвонил бывший директор Домановичской средней школы Николай Лукьянов. Он рассказал, что хорошо знал своего земляка партизана Александра Скуранка, что его отчество было не Николаевич, как написано в статье, а Андреевич. Что же касается должности, то был он заместителем командира 101-й Домановичской партизанской бригады по разведке и контрразведке.

Нужно было исправить неточности, восстановить истину, и я стал пересматривать объемную районную историко-документальную хронику «Память». На странице 263 в списке участников антифашистского подполья указывается, что «А.А. Скуранок – руководитель подпольной группы, в партизанах, зам. командира 101-й Домановичской бригады по разведке и контрразведке».

Был сделан и запрос в Национальный архив Республики Беларусь, где хранятся документы периода Великой Отечественной войны. Из Минска пришел ответ за подписью директора архива А.К. Демянюка. В нем говорится: «В документах архивного фонда «Белорусский штаб партизанского движения» имеются сведения о том, что Скуранок Александр Андреевич, 1911 года рождения, уроженец д. Бабчин Бабчинского сельсовета Хойникского района, с 24 августа 1941 года по декабрь 1941 года числился рядовым партизанской группы, действовавшей на территории Хойникского района бывшей Полесской области, с 5 мая 1942 года по 23 ноября 1942 года являлся связным отдельного Домановичского партизанского отряда бывшей Полесской области, с 23 ноября 1942 года по 20 декабря 1943 года числился партизаном вышеуказанного отряда, затем 101-й Домановичской бригады бывшей Полесской области в должностях: рядового, оперативного уполномоченного отряда, заместителя командира бригады по разведке и контрразведке. За участие в партизанском движении Скуранок А.А. был награжден орденом Красного Знамени (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30.12.1948)».

Скуранок Александр Андреевич

Скуранок Александр Андреевич

А вскоре мы встретились с Николаем Александровичем Скуранком, работавшим до выхода на заслуженный отдых водителем в КСУП «Им. Кутузова». Он – единственный ныне здравствующий из шести детей партизана.

Скуранки происходят из села Бабчин (с 1986 не существует) Хойникского района. Мальчик появился на свет 19 августа 1911 года и был крещен Александром в местной Крестовоздвиженской церкви. Его родителями были офицер царской армии Андрей Скуранок (ок. 1890-1919) и местная уроженка польского происхождения Мария Марцинкевич (1891-1943). Отец воевал на фронтах 1-й мировой войны, дослужился до капитанского чина. В 1918 году вступил в Красную Армию, а год спустя погиб в бою под Царициным.

Хотя советская власть и назначила небольшую пенсию, жить оставшейся без кормильца семье было нелегко. После окончания сельской школы и педагогического техникума Александр в 1932 году был направлен на учебу в Ленинградское военно-топографическое училище. А в 1934-м вернулся на родину и преподавал историю в только что открытой Бобровичской 4-комплектной школе. В 1937 году она была преобразована в среднюю школу, и Александр Скуранок стал ее директором. Трудолюбивый и принципиальный педагог вскоре стал членом КП(б) Б. Его уважали, ему доверяли. И когда началась Великая Отечественная война, Скуранок с группой партийных и советских работников был оставлен на оккупированной территории для организации партизанской борьбы в тылу врага. Вот фрагмент одного из боевых донесений домановичских партизан: «…9-го октября 1942 года произведено крушение железнодорожного состава с живой силой и техникой, который шел из Житковичей на Гомель. Выведен из строя паровоз, разбиты 24 вагона, платформа, 12 автомашин, 2 цистерны с горючим, убито и ранено около 200 немцев и чехов, следовавших на фронт. Движение задержано на 24 часа».

К началу лета 1943 года объединенные силы 99-й Калинковичской и 101-й Домановичской партизанских бригад освободили от врага территорию 10 сельсоветов, создали обширную партизанскую зону, где была восстановлена советская власть. Попытки фашистов ее ликвидировать были безуспешными, и каратели зверствовали в своих репрессиях против мирных жителей. За бесстрастными строчками архивных документов спустя многие десятилетия нам уже трудно разглядеть великое кровопролитие и почувствовать страшное ожесточение, что принесли на белорусскую землю захватчики.

—Я ведь второй Николай в семье, – рассказывает мой собеседник, – меня, родившегося уже после войны, так назвали в честь убитого в феврале 1943 года маленького брата, тоже Николая. Узнав, наверное, от какого-то осведомителя, что это сын партизана, фашист из полевой жандармерии просто заколол малыша штыком…  

Крепко ненавидели фашисты и их прислужники руководителя партизанской разведки и контрразведки, он им пощады тоже не давал. В оккупированных населенных пунктах у А.А. Скуранка были свои надежные помощники – подпольщики-связные. В Калинковичах такими были недавние школьницы Юля Круглова и Галя Гундарева.

В июне 1943 года в Калинковичи из украинского Кривого Рога была переведена одна из школ немецкой военной разведки и контрразведки «Абвер» с задачей готовить и засылать в партизанские отряды своих агентов. Разместилась она в неприметном деревянном доме с вывеской «Дорожная контора» на углу нынешних улиц Октябрьская и Аллея Маркса. Группу предателей возглавлял хитрый и опытный провокатор, некто К-н, сумевший до войны пролезть на должность секретаря райкома комсомола в одном из районов Черниговской области. Общее руководство школой осуществлял майор М. Редипенинг. Документы о происходившем летом-осенью того года поединке «абверовцев» и партизанской контрразведки еще ждут своих исследователей в недрах спецхранов, но гитлеровцы его тогда проиграли. Николай Александрович говорит, что отец не любил вспоминать войну, но о диверсантах он от него в юности слышал.

Летом 1943 года к домановичским партизанам пришли две молодые женщины, назвались беженками, попросили взять их на кухню. Александр Скуранок был информирован о засылке диверсантов заранее, а потому организовал тщательную проверку. Документы у «беженок» были подлинные, свою легенду они излагали убедительно. Но при личном досмотре в нижнем белье у них нашли пакетики с сильнодействующий ядом. С его помощью диверсантки намеревались отравить еду партизан. С ними, а также несколькими другими разоблаченными наймитами оккупантов, поступили по законам военного времени. Окончательно точку в существовании  «Дорожной школы» партизаны поставили в сентябре 1943 года. Узнав, что в ближайшую ночь на конспиративной квартире в Калинковичах «абверовцы» будут проводить инструктаж своих агентов, они бросили туда через окно три гранаты.

В середине ноября 101-я Домановичская бригада вела тяжелые бои в немецком окружении, но смогла прорваться и соединиться с частями Красной армии. В одном из последних боев Александр Андреевич получил серьезное ранение, немецкая пулеметная очередь ударила по ногам. Его спасли, вынесли из окружения. Потом были госпиталь, демобилизация и возвращение в разоренный дом.

С 1944 по 1950 год Александр Скуранок занимал должность инструктора Домановичского райкома партии, затем ему предложили возглавить большое сельхозпредприятие – колхоз им. Кутузова, образованное при слиянии трех местных колхозов («Беларуская вёска», «Новыя Даманавічы», «Чырвоная Зорка»). С 1959 года и до выхода на пенсию в 1971 году Александр Андреевич был председателем Домановичского сельисполкома, имел большой авторитет у населения. При нем в крупных окрестных деревнях появились новые здания детских садов, школ, клубов, ФАПов и магазинов.

К бывшему начальнику бригадной разведки и контрразведки часто обращались его бывшие бойцы, если надо было подтвердить боевой стаж для получения удостоверения партизана Великой Отечественной войны. Как вспоминает Николай Александрович, в таких случаях отец доставал хранившуюся с военных времен толстую записную книжку (к сожалению, она не сохранилась), сверялся с ней и выдавал просителю нужную справку.

ст. л-т Иванов слева. 1945 г.

Старший лейтенант Иванов, слева, 1945 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 60-е годы прошлого века своего бывшего командира трижды навещали боевые товарищи: И.И. Иванов из Арзамаса и Н. Казаков из Иркутска. Иван Иванович Иванов, в прямом смысле обязанный Александру Андреевичу жизнью, занимал в своем городе какой-то видный пост. Он долго и безуспешно уговаривал друга переехать с семьей в Арзамас, обещал предоставить для проживания свою большую дачу. 

В семейном архиве сохранилось письмо на личном бланке Министра юстиции БССР, присланное председателю сельсовета в начале 1960 года. «Дорогой Александр Андреевич, — писал ему бывший командир Полесского партизанского соединения, — очень жаль, что за это время нам не пришлось встретиться, вспомнить и поговорить. А поговорить о былом партизанского и партийного подполья есть много о чем. Просил бы, если будешь в Минске, встретиться со мной, а если я буду за это время в Гомельской области, то обязательно заеду в Калинковичи. С коммунистическим приветом Иван Дмитриевич Ветров». И они встретились. Говорили, вспоминали былое…

Александр Андреевич Скуранок ушел из жизни в последний день мая 1977 года. Ему было 65 лет. Но земляки чтят светлую память об этом человеке – отважном воине и скромном труженике.

 

Владимир Лякин,

историк-краевед.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.