Вязовица

вязовица

Куда бы и как бы далеко не забрасывала нас судьба-матушка от того места, где мы родились, с возрастом начинает неумолимо тянуть на свою малую родину. Начинает сниться родная деревня, отцовский дом. Начинаешь вспоминать этот уголок на Земле, где прошло босоногое детство, где каждая тропинка, дерево, овражек знакомы так, что кажется с закрытыми глазами пройдешь по ним и спустя годы.
Тяга к своему прошлому, наверное, носит возрастной характер. Тем не менее, вне зависимости от побудительных причин, ты начинаешь собирать информацию о своей деревне, ее жителях, систематизировать эти сведения. И в итоге это выливается в желание поделиться собранным с другими, что я и делаю.

На границе столетий

Моя малая родина – деревня Вязовица – расположена в Калинковичском районе Гомельской области, в 41 км на северо – восток от районного центра Калинковичи, в 8 км от железнодорожной станции Холодники (на линии Жлобин — Калинковичи), в 122 км от областного центра – г. Гомеля.
Планировка деревни состоит из одной прямолинейной улицы с двумя переулками, ориентированной с юго –запада на северо – восток. Застройка – двусторонняя, деревянная, усадебного типа.
На юге деревни расположены мелиоративные каналы.
Транспортные связи осуществляются по проселочной, затем автомобильной дороге Гомель – Лунинец.
По письменным источникам Вязовица известна с ХVIII столетия как деревня в Мозырском уезде Минской губернии.
В 1737 г. она входила в состав помещичьей усадьбы Липово, которая принадлежала известным в Мозырском уезде землевладельцам Горватам.
После 2-го раздела Речи Посполитой (1793 г.) – в составе Российской империи.
В 1737 г. в Вязовице, согласно Инвентаря усадьбы Липово, насчитывалось 26 дворов, все они были тяглыми. Здесь следует пояснить, что тя́гло — это была система денежных и натуральных государственных повинностей крестьян в XV — начале XVIII ст. Основная окладная единица тяглого населения называлась сохой. Помимо прямых налогов крестьяне и посадские люди исполняли и другие тяглые повинности («государеву подать», подводную, постоялую, ямскую гоньбу и так далее). Термин «тягло» после введения в 1724 году подушной подати был заменен словом «подать», но употреблялся как условная единица обложения в XVIII — XIX веках. После крестьянской реформы 1861 года термин «тягло» исчезает.
В 1737 г. в Вязовице насчитывалось 58 мужских душ и 64 — женских; было 450 десятин земли пашенной и 135 — сенокосной.
Во владении крестьян находилось 32 собственных вола и 35 данных со двора, 2 лошади, 11 собственных быков и 14 — со двора, 61 корова, 22 нетели, 19 телок, 302 овцы, 90 свиней и 154 улья пчел.
Жители Вязовицы должны были выполнить следующие повинности перед землевладельцем: в неделю отработать 90 дней мужских и столько же женских барщины, в год – 170 мужских и 156 женских сгонов или гвалтов; в год – 270 мужских и столько же женских шарварков.
Кроме этого необходимо было обеспечить дань: 225 фунтов меда, 135 фунтов грибов, 90 кур и 450 яиц. (Сгоны — принудительный созыв на работу всей деревни; гвалт — чрезвычайные работы; шарва́рок — дополнительная повинность по сооружению и ремонту дорог, мостов, противопаводковых валов, переправ, помещичьих (шляхетских) зданий и других объектов).
В 1834 г. в Вязовице, как свидетельствует энциклопедия “Гарады і вёскі Беларусі” (Мінск, 2004, с.538-539) насчитывалось 28 дворов и 116 жителей. А уже в 1897 г. – 238 жителей.
Причиной быстрого увеличения количества жителей деревни, по всей вероятности, послужил приезд и определение на постоянное место жительства во второй половине XIX ст. по приглашению Горвата в свою усадьбу переселенцев из Чехии, а также ремесленников из Могилевской губернии. Неспроста до Октябрьской революции 1917 г., да и некоторое время после нее, Вязовицу местные жители именовали Слободой. Как известно, в России так называли поселения, население которых временно освобождалось от местных повинностей (отсюда название «слобода» — свобода, то есть «свободное поселение»). Горват, поселив у себя мастеров-умельцев, в отличие от местных крестьян, которые выполняли все помещичьи повинности, приезжих освободил от барщины и прочих податей, не всех, конечно.
Вероятно, что в числе первых поселенцев Вязовицы, вместе с переселенцами затем, были носители таких фамилий как: Пыжевич, Пырх (Давыдовы, Драчи -клички), Хруль, Брель, Штурма, Сербенко, Лацко, Пикун, Пицуренко, Кисель, Стрифель, Воронцов, Ковалев, Деружко, Мутянко, Горбач, Заяц, Пырх (Синдеры — кличка), Перепеча, Шлапак, Мельниченко, Молодянов, Суседчик, Савенок, Пунтус.
Чтобы различать односельчан по фамилии Пырх местные жители дали им клички. Одни из них, например, носили кличку «драч». Синонимы к слову «драч» живодер, шкуродер, кожедер, драчка, наверное, предки занимались кожей.
Вторые носили кличку«Синдер» (в переводе с норвежского означает «грешник», нарушитель морали, законов, обычаев и т. п.
В 1908 г. Вязовица административно входила в состав Карповичской волости Речицкого уезда, имела 54 двора и 274 жителей.
В годы Первой мировой войны некоторые жители Вязовицы (Слободы) воевали на фронте за Веру, Царя и Отечество, имели награды.
Например, Воронцов Сидор Платонович воевал в экспедиционном корпусе Российской армии.

В армию был призван в 1916 году, 20 апреля 1916 г. в составе 1-й Русской бригады под командованием генерал-майора Н.А.Лохвицкого проследовал на железнодорожном транспорте по маршруту: Москва – Самара – Уфа – Красноярск – Харбин – Далянь. Далее французским морским транспортом по маршруту: Далянь – Сайгон – Коломбо (Цейлон) – Аден – Суэцкий канал – Марсель.
Защищал французскую столицу Париж, попал под газовую атаку немцев. Награжден Георгиевским крестом.
На родину возвратился практически пешком, преодолев огромное расстояние через препятствия и невзгоды, спустя 16 лет.

Прошлое  в названиях окрестностей

В 3 км на северо-восток от Вязовицы, по дороге в Холодники, разместилось урочище Стража. По преданию, когда-то здесь, на лесной полянке, стоял сторожевой домик, в котором проживал человек, который охранял от крестьянских набегов помещичий лес. Крестьяне в ту пору не имели права вольно собирать грибы и ягоды в помещичьем лесу.
В наши дни в Вязовице можно услышать : «Пайду у Свае па грыбы». Так называлось урочище, которое находилось недалеко от деревни. Помещик крестьянам выделял наделы, которые те называли «своими». Полешуки на этих наделах пасли скотину, заготавливали сено, сбирали ягоды и грибы.
В 2 км на юг от деревни находится урочище «Биндяги». В настоящее время сельчане туда ходят за черникой. В далекие времена урочище было хорошо укрыто от любопытных глаз, а таящие в лесу опасности отбивали у местного населения всякое желание заглядывать сюда. Большая часть местных жителей считала, что в урочище водится нечисть. По преданиям, передающимся из поколения в поколение, в урочище росли огромные сосны и дубовые рощи. После того, как помещиком Горватом была построена в его усадьбе лесопилка, в «Биндягах» начали заготавливать сосну и дуб. Вывозили деревья большими телегами, которые называли «Биньдюх». С лесоматериала изготавливали поперечный дубовый брус для связки стенок судна и для поддержки мачты, а так же бревно – рычаг, вставленное в основания крестьянской мельницы, для поворачивания ее. Как гласит Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка (Чудинов А.Н., 1910) слова БИНДЮГИ, БЕНДЮГИ, БИНДЮГИ (нем. binden — связывать) означают: «1).простая повозка ломового извозчика. 2) рычаг, бревно, вставленное в основание крестьянской мельницы для поворачивания ее. 3) поперечный дубовый брус для связки стенок судна и для поддержки мачты». Так что, как видите, все объясняется просто.

В 1 км на северо-восток от Вязовицы расположилось урочище Семенова поляна. Это бывший хутор, на котором проживал Суседчик Семен Минович.
А по дороге на Холодники, в 4 км на северо-восток, раскинулось поле, которое называют Буда. Когда-то здесь находился бывший хутор, на котором до 1928 г. проживало 18 жителей: Горбач Сергей, Заяц Александр, Гвоздь Трофим и др.
В километре на восток от Вязовицы имеется местность, которую называют «Ворлев». Это местно назвали в связи с тем, что здесь водилась крупная хищная птица семейства ястребиных.
А в 1 км на юго-восток от деревни, в сторону деревни Лески, располагается поле, которое называют Ляды. До 1928 года здесь проживал 161 житель. Обитатели поселения занимались сбором сосновой смолы-живицы. В 1899 году в Лядах Горватом был построен смолокурный завод, который был разрушен немецкой авиацией в годы Великой Отечественной вой-ны.
Изредка мои земляки в своих рассказах используют выражение «гонак, гонаки». Большое поле за парком Липово называлось «Маскалевщина». Когда-то в этом месте укладывали дренаж, копали сажалки, каналы. Люди, которые работали на этом поле, разговаривали на русском языке. Поэтому их и называли гонаками или москалями. Думаю, понятно, что речь идет о рабочих, которых помещик Горват выписал себе в усадьбу из Могилевской губернии.
В 2-3 км на северо-восток от Вязовицы расположился «Ясено». Так называют лес, в котором с давних пор собирают ягоды и грибы жители Вязовицы, Липово и Холодник. В годы Великой Отечественной войны жители этих деревень прятались в этом лесу от немцев. Здесь же находится урочище «Шея» — узкое место прохода между болот.
А в двух км на юго-запад от моей малой родины расположился «Брыкав» — труднодоступное место, в котором жители Вязовицы и Хомичей прятались в 1943 году от захватчиков..
Еще одно труднодоступное место, в 2 км на юго-восток от Вязовицы, между деревнями Лески и Вязовица, называется «Орлов мох». Здесь мои земляки в лихую годину также находили убежище от немецко-фашистских оккупантов.
Есть между Хомичами и Вязовицей, в 1,5 км от моей деревни, заболоченное место, которое называют «Рабское». Здесь всегда было очень много травы. Именно здесь крестьяне выполняли кабальные работы по заготовке сена для помещика.
В 1,5 км на северо-запад, между Липовом, Вязовицей, Хомичами, расположилось урочище «Долгое». В давние времена здесь находилось людское поселение (выселки или хутор).
В 1,5 км на юго-запад от Вязовицы, по дороге на Гоголево, был когда-то «Обухов мост». В этом месте протекала маленькая речушка, которая брала начало в урочище «Топилы» и впадала в деревне Гоголево в речку Ведрыч. Название «Топилы» получило от того, что здесь били ключи, а во время весенней распутицы заливало большую территорию леса и поле. В этих местах жители ловили рыбу, ставили коши для вьюнов. Летом охотились на уток.
В 1 км на юг от Вязовицы, по дороге на Гоголево, располагается урочище «Стража». Когда-то здесь стоял домик лесника, был колодец. А лесником был Воронцов Сидор Платонович – герой Первой мировой войны. Это он уже в советское время охранял лес. Домик лесника разрушили в войну, в 1943 г. А в пятидесятые годы здесь построили грибок и скамейку для отдыха грибников.
Между Вязовицей и Гоголево, в 2,5 км на юг, находится болото «Сука». Такое название оно получило из-за своей топкости и кочковатости. Ходить по таким болотом всегда было неприятно и опасно. У нас в Беларуси и сейчас такие места называют багнами. В шестидесятые годы прошлого столетия это болото осушили. В настоящее время осушенные поля пришли в запустения и стали постепенно вновь заболачиваться.
На южной стороне Вязовицы находится луг. Его называют «Поплов». В нем раньше били ключи и протекала маленькая речка. Весной луг заливал много земли, а речка протекала в Орлов мох, Ясено. Когда образовался колхоз в деревне Вязовица, в этих местах жители копали каналы для осушения Поплова. Здесь водилось много рыбы, вьюнов, раков. В этих местах была чистая вода, жители выкапывали (копанки) и стирали здесь свое белье.
Раньше в Вязовице юго-западную часть деревни называли «Купалье». В давние времена здесь сельчане отмечали народный праздник Ивана Купалы. Хлопцы жгли костры, а девчата плели венки и бросали их в небольшой водоем, загадывали желания. Теперь на этом месте стоят избы жителей деревни, а их местопоселение называют «Поселком».
Как известно, несколько столетий назад на юге Беларуси, в нынешнем Полесье, находилось большое море, о существовании которого свидетельствуют древние карты, хроники и археологические находки. Первое упоминание об этом море сделал Геродот еще 2500 лет назад.
Тысячелетие отделяет нас от той эпохи, когда вся долина Припяти была залита водою — морем Гередота, которое образовалось в низине Полесья при отступлении ледников. Когда ледники окончательно исчезли, море Герадота стали питать только впадающие в него реки, а поскольку водосток был меньше испарения, оно стало постепенно мелеть, распадаясь на отдельные озера, которые продолжали высыхать и становились болотами.
Вот такие болота образовались и вокруг моей Вязовицы.

До войны

После ликвидации 9 мая 1923 г. Карповичской волости Вязовица административно перешла под юрисдикцию Домановичской волости Речицкого уезда РСФСР.
А с 17 июля 1924 года, после передачи из состава РСФСР в БССР, в составе Липовского сельсовета Калинковичского района.
27 сентября 1930 г. Калинковичский район был переименован в Мозырский. А 12 февраля 1935 г. образовался Домановичский район, в состав которого из Мозырского и перешел Липовский сельсовет и моя родная Вязовица.
20 февраля 1938 г. в составе Полесской области был во-зобновлен Василевичский район, в который из Домановичского района передали Липовский сельсовет (Административно-территориальное устройство БССР. Справочник. Т.1. (1917 – 1941 гг.). Мн., “Беларусь”.1985.сс., 168, 174).
Уже в 1954 г., в результате ликвидации Полесской области, Василевичский район передали в состав Гомельской области, а в сентябре 1959 г. район вообще был ликвидирован. И Вязовица в составе Липовского сельсовета опять возвратилась в состав Калинковичского района.
В 1929 году в моей деревне был организован колхоз «Строитель колхоза».
По началу не все ладно было со строительством в коллективных хозяйствах. Это и побудило моего земляка Трофима Ткача, утвержденного Липовской ячейкой большевиков редактором колхозной настенной газеты взяться за перо и написать 18 апреля 1931 г. статью в окружную газету «Калгаснік Мазыршчыны».
«В Липовском сельсовете организовано 7 колхозов, написал Ткач, — однако помощи этим колхозам нет. Бригады с района, что выделялись, только делали объезд деревень, брали сведения о количестве вошедших в колхоз товарищей, практически же работы никакой не проводили.
Сколько не писали в куст и в РИК, пользы никакой. Нерешительно берутся за дело и сами колхозники. Взять, к примеру, хотя бы подготовку к посевной кампании: плуги не отремонтированы, семена хоть и очищены, но очень плохо, обмена семян нет, куст и РИК про это не беспокоятся. Агроном один раз объехал колхозы, взял статистические сведения и больше до этого времени не был. Нужно уже возводить усадьбу, а что и как строить – неизвестно…Колхозники гуляют, работы нет. Некоторым это на руку, это тем, кто желает развалить колхоз. Некоторые колхозы решили сами отводить усадьбу. Тут тоже есть опасность – хорошее ли место они избрали…»
Председателями колхоза в Вязовице выбирались местные жители: Мутянко Степан, Горбач Селивестр, Воронцов Павел.
Во времена раскулачивания у многих жителей деревни были отняты: сельхозинвентарь, скотина, жилье. Но ссылки за пределы Беларуси мои земляки сумели избежать. Старожилы рассказывали, что откупились. Вот как, например это было с Фёдором Воронцовым. Родился Фёдор Платонович в 1879 г. Служил в царской армии в Санкт-Петербурге в 1900- х годах.

Дважды был женат. От первой жены у него было трое детей. Второю женой его была Горбач Анастасия Тимофеевна. Они родили 10 детей, четверо умерло от болезней и голода. Выжили Ульяна, 1917 г.р., Александр, 1921 г.р., Евдокия, 1929 г.р., Елена, 1931 г.р., Василина, 1934 г.р., и Николай, 1939 г.р.
Когда началось раскулачивание и начали ссылать в Сибирь, семью Федора Воронцова спас от высылки его тесть Тимофей Горбач. Как рассказывали старожилы, он запряг лошадей и завез в Домановичи, в волостное ЧК и добровольно сдал целый «гарц» золотых червонцев царской чеканки (гарц или гарнец – единица измерения сыпучих веществ, равная 2,82 литра – прим авт.).
Трижды власти отнимали у семьи Федора Воронцова зерно, сельхозинвентарь и скот, поэтому и умерли дети от голода и болезней, но в Сибирь не сослали.
Трудился Федор Платонович впоследствии в колхозе на разных должностях и выполнял разную работу. Например, в 30-е годы председатель колхоза отправил его в Карповичи на кирпичный завод получить и привезти 500 штук кирпича. Дали ему старую и слабую лошадь. Поехал он за кирпичом, а между д. Многоверш (Мироненки) и Переток было болотце небольшое, и лошадь еле перетащила пустой воз. Получив кирпич, возвращаясь обратно, подъехал к болотцу, испугался за лошадь, что не перетянет воз с кирпичом, и, не дай Бог, падет, распряг лошадку, перевел ее через болотце, а сам впрягся в воз и перетащил его с кирпичом через грязь.
Время было суровое, если бы что случилось с лошадью, могли бы посадить как вредителя.
Федор Платонович был физически крепким мужиком, около 2-х метров роста. Запросто мог перекинуть через дом ступу, выдолбленную из дубовой колоды. А ведь, как известно, ступа была весом не менее 50 килограммов.
В годы Великой Отечественной войны из-за пожилого возраста находился с семьей в оккупации, пережил все невзгоды войны. А вот сын его Александр, 1921 г.р, который еще до войны закончил сельскохозяйственный техникум и работал в Пуховичском районе Минской области, воевал, защищал Ленинград. За мужество и отвагу в марте 1943 г. рядовой Воронцов Александр Федорович был награжден медалью «За отвагу», а 10 октября этого же года скончался от полученных ран.
После войны Федор Платонович работал в колхозе. Трагически погиб в 1961 г.
В двадцатые годы в нашей деревне в арендном доме была организована начальная школа.
В1935 г. в ней обучалось 110 учеников. Учителем довоенной школы работал Говар Емельян Иванович.
После того, как ликвидировали хутора, Вязовица увеличилась, многие жители с хуторов сселились в деревню.
Накануне Великой Отечественной войны, как гласят письменные источники, в Вязовице насчитывался 91 двор, в которых проживало 373 жителя.
Жизнь со временем показала, что маленькое коллективное хозяйство не может обеспечить требуемый уровень сельскохозяйственного производства на землях, которые требуют мелиорирования и мощных механизмов. Земли колхоза деревни Вязовица во-шли в состав эксбазы «Липово».

Проявили мужество и героизм

С первых дней немецко-фашистской оккупации на территории Домановичского и Василевичского районов началось подпольное и партизанское движение против агрессора. В состав подпольной группы в Вязовице в декабре 1941 г. в числе первых вошел Молодянов Федор Григорьевич, который прибыл в нашу деревню в 20-е годы, женился на местной девушке, работал в колхозе рабочим. Когда наступила угроза разоблачения, подпольщик ушел в лес, стал партизаном Домановичского партизанского отряда.
Красноармеец Суседчик Василий Семенович, 1921 г.р., во время кровопролитных боев в первые недели войны попал в плен. Мужественный воин совершил побег, добрался до родной деревни и сразу же вступил в подпольную организацию. С декабря 1942 г. – партизан-разведчик Домановичского отряда. 1 декабря 1943 г. был тяжело ранен в бою за Боруск. В 1944 погиб на фронте.
У Пырха Якова Давыдовича — аналогичная судьба: тяжелые бои в отступлении — плен — побег- возвращение домой – подпольная работа – уход в партизаны. Сражался с гитлеровцами в Домановичском партизанском отряде, служил в разведке. Награжден медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.
Уроженец Вязовицы Хруль Алексей Сесенович вступил в подпольную организацию в феврале 1942 г., а осенью этого года ушел в лес к партизанам. После освобождения был призван в армию, сражался с фашистами на фронте.
Чайковский Виктор К. был фельдшером, партизанским связным, обеспечивал подпольную организацию и партизанский отряд медикаментами, перевязочными материалами, лечил больных и раненых партизан.
Горбач Владимир Николаевич был партизаном. До войны и после войны работал рабочим в колхозе.
По первому призыву в 1941 г. на фронт ушел из деревни герой Гражданской войны, громивший в двадцатые годы басмачей в Туркестане, Пырх Елисей Давыдович, 1900 г.р. Вместе с ним на борьбу с оккупантами ушли трое его сыновей. Боевой путь отца и солдата отмечен орденом Отечественной войны 2-й степени.
С первых дней войны сражался на Московском, Воронежском, 1-м и 4-м Белорусских фронтах телефонист взвода управления 2-го дивизиона 59-го артиллерийского Краснознаменного полка 30-й стрелковой Киевско-Житомирской Красно-знаменной дивизии Суседчик Павел Семенович, 1924 г.р. Дважды был ранен в 1941 г. – 8 ноября и 31 декабря.
Особо отличился мой земляк во время форсирования Днепра. В период боев на правой стороне Днепра, с 27 сентября по 3 октября 1943 г., после открытия огня противником была порвана телефонная связь через р. Днепр. Под непрерывным минометно-артиллерийским огнем противника Павел Суседчик сращивал линию связи от 10 до 30 порывов за один огневой налет, обеспечивая непрерывную связь дивизиона с наблюдательным пунктом, при этом оказывал помощь раненым бойцам. За это солдат удостоился своей первой боевой награды – медали “За отвагу”.
В сентябре 1944 г. в боях за высоту 540.0 во время контраатаки фашистами рядовой Суседчик в очередной раз был ранен, но не покинул поля боя. Не обращая внимания на ранение, он пять раз восстанавливал связь под непрерырывным огнем врага. За этот подвиг боец был награжден орденом Славы 3-й степени.
В наступательных боях на территории Германии радист-артиллерист Суседчик проявил образцы мужества и геройства. Например, в бою за деревню Гросс Альбрехтице, пробравшись с группой разведчиков в тыл противника и отражая вражескую контратаку, вызвал огонь на себя, в результате чего было уничтожено и рассеяно до батальона пехоты немцев.
В бою за город Оломоуц, выступая в рядах пехоты, он первым ворвался в дом и гранатами уничтожил шесть фрицев.
Комполка полковник Шматков представил моего земляка к награждению орденом Славы 2-й степени, но командующий артиллерией 30-й стрелковой дивизии подполковник Крутой решил, что для солдата будет достаточно ордена Отечественной войны 2-й степени.
Ордена Славы 3-й степени удостоился и уроженец Вязовицы орудийный номер 76-мм батареи 176-го Пярновского Краснознаменного полка, 46-й Лужской ордена Суворова стрелковой дивизии красноармеец Пырх Иван Иванович, 1921 г.р., который был призван в Красную Армию еще в 1940 г. Во время боев на территории Германии, с 26 по 30 апреля 1945 г., он поджег три самоходных орудия противника и прямой наводкой разбил два 76-мм орудия и пять станковых пулеметов вместе с их расчетами, которые мешали продвижению нашей пехоты вперед.
К награждению орденом Славы 3-й степени был представлен и однофамилец Ивана Ивановича – стрелок 2-го батальона 376-го полка 220-й стрелковой дивизии рядовой Пырх Григорий Петрович, 1902 г.р. На фронте солдат находился с 6 июля 1941 г. Воевал на Калининском и Западном фронтах. 28 марта 1942 г. был тяжело ранен.Излечился и снова в бой. 15 августа 1942 г. опять ранение. На этот раз легкое. 8 марта 1943 г. снова тяжелое ранение и медсанбат.
8 июля 1943 г. в бою за освобождение города Ярцево Григорий Петрович первым ворвался во вражескую траншею и уничтожил ручного пулеметчика, который мешал продвижению наших солдат вперед.
В уличных боях за освобождение города в этот же день, двигаясь в первых рядах, он был тяжело ранен разрывной пулей в локтевой сустав и был отправлен в госпиталь.
Вместо ордена Славы отважному бойцу был вручен орден Красной Звезды.
Орденом Красной Звезды и медалью “За отвагу” отмечен ратный путь моего земляка старшины Хруль Александра Васильевича, 1918 г.р.
Службу в рядах Красной Армии Александр Васильевич начал еще с 1938 г. Служил в пограничных вой-сках снайпером. Вот несколько строк из его послужного списка:
“27.6.41 г. в бою в районе Смоленска, будучи раненым, продолжал уничтожать фашистов.14.2.42 г. при выполнении боевой задачи в составе погранотряда внезапно столкнулись с группой фашистов в количестве 35-40 чел. В результате боя фашисты потеряли 7 убитыми 77 ранеными, остальные разбежались. Группа пограничников, старшим которой был Хруль А.В.,без потерь возвратилась в подразделение.
С 18.8 по 26.8.42 г., находясь на боевой стажировке снайперов, сам лично убил 13 фашистов. Его отделение за этот период уничтожило 47 фашистов”.
Такими же наградами отмечен боевой путь уроженцев Вязовицы: командира отделения связи батареи управления 101-й гаубичной артиллерийской бригады старшего сержанта Пырха Ивана Елисеевича, 1911 г.р., (воевал с июля 1941 г. на Брянском, Воронежском и 1-м Украинском фронтах) и сапера 605-го стрелкового полка 132-й стрелковой дивизии младшего сержанта Горбача Павла Ивановича, 1923 г.р., (с 1941 г. воевал на Карело-Финском и 1-м Белорусском фронтах).
Орденом Красной звезды и медалью “За боевые заслуги” награжден номандир орудия 3-й батареи 1-го дивизиона 148-й армейской пушечно-артиллерийской Брестской ордена Суворова бригады сержант Пицуренко Александр Филиппович, 1922 г.р.
Службу в Красной Армии Пицуренко начал с 16 апреля 1941 г. Воевал на Центральном, 1-м, и 2-м Белорусских фронтах. В марте 1942 г. был контужен. Особо отличился в боях при форсировании р. Одер. Так, 21 апреля 1945 г. огнем из своего орудия он подавил вражескую 105-мм артбатарею, подавил контратаки противника, уничтожил до 15 гитлеровцев.
24 апреля уничтожил пулемет противника с его прислугой и в составе батареи рассеял скопление пехоты противника южнее Мешерин, уничтожив при этом около 10 гитлеровцев.
Ордена Красной Звезды украсили грудь моих земляков: старшего фельдшера 168-го инженерно-саперного батальона 14-й инженерно-саперной Новгород-Северской Краснознаменной ордена Суворова бригады младшего лейтенанта Козлова Николая Филипповича, 1923 г.р.; орудийного номера 5-й батареи 18-й гвардейской гаубичной артиллерийской Ленинградской бригады БМ гвардии ефрейтора Воронцова Ивана Артемовича, 1912 г.р., и сержанта Серба Ивана Адамовича, 1921 г.р.
Например, Иван Воронцов находился в Красной Армии с 1939г. Воевал на Сталинградском, Западном, Ленинградском и 2-м Украинском фронтах. Кроме ордена Красной Звезды награжден медалями ”За оборону Сталинграда”, “За взятие Будапешта”. 29 августа 1944 г. Воронцов принял личное участие в окружении вражеской группировки. Вместе с 20 автоматчиками батареи и управления бригады захватил в плен около 400 немецких солдат и офицеров и лично в бою уничтожил 4 гитлеровцев.
Медалью “За отвагу” награжден призванный на фронт после освобождения Василевичского района в 1943 г. мой земляк — орудийный номер 4-й батареи 2-го дивизиона 1154-го артполка 182-й артбригады рядовой Пырх Афанасий Иванович, 1911 г.р.
Медалей “За боевые заслуги” удостоились уроженцы Вязовицы: стрелок 6-й роты 893-го стрелкового полка 196-й стрелковой дивизии рядовой Пырх Сергей Никитич, 1893 г.р., и стрелок 1-й стрелковой роты 62-го стрелкового полка 10-й стрелковой дивизии Деружко Иван Денисович, 1913 г.р.
Медалью “За оборону Ленинграда” в 1943 г. был награжден командир орудия 229-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона сержант Хруль Алексей Семенович.
А сколько моих земляков не было награждено? Ведь сражались они за свою Родину в те грозные годы не ради наград и славы, а только лишь ради свободы и независимости своего народа, ради мирного неба над головами своих потомков.
Только в 1985 -1987 гг. по случаю 40-летия со дня Победы оставшиеся в живых фронтовики, подпольщики и партизаны удостоились боевых наград. В Вязовице орденом Отечественной войны 1-й степени были награждены: Брацун Николай Никитович, 1921 г.р., Мельниченко Николай Кондратьевич, 1924 г.р., Перепеча Василий Кузьмич, 1913 г.р., Перепеча Надежда Алексеевна, 1925 г.р., Пырх Григорий Петрович, 1902 г.р.; орденом Отечественной вой-ны 2-й степени: Ковалев Адам Константинович, 1925 г.р., Мутянко Николай Тимофеевич, 1926 г.р., Пырх Николай Давыдович, 1906 г.р., Хруль Владимир Филиппович, 1926 г.р.
И еще хочу рассказать об одном своем земляке – Стрифеле Арсентии Петровиче, 1920 г.р., который во всех фронтовых документах с подачи какого-то глуховатого писаря проходил под фамилией Стрихель.
В начале войны он попал в плен, из которого его спасла жительница Винницы. Когда Винницу освободили, в марте 1944 г. его вновь призвали на фронт. Воевал командир отделения роты автоматчиков 325-го гвардейского стрелкового Краснознаменного орденов Суворова Богдана Хмельницкого полка 129-й гвардейской стрелковой Житомирской Краснознаменной дивизии гвардии старший сержант Стрихель отчаянно и героически, не щадя живота своего. Уже в апреле получил первое ранение, но боевых рядов не покинул. В июле 1944г. – новое ранение, но автоматчик по-прежнему остается в строю. В декабре этого же года мой земляк удостоился первой боевой награды – ордена Славы 3-й степени. В январе 1945 г. на груди отважного полешука засиял орден Красной Звезды, а в феврале – орден Отечественной войны 2-й степени. В мае героя-земляка награждают орденом Красного Знамени.
Вот что написал тогда в своем представлении к высокой награде его комполка майор Алексеенко:
“Командир отделения автоматчиков гвардии старший сержант Стрихель А.П. в бою с немецкими оккупантами проявил исключительную доблесть и мужество, благодаря чему рота автоматчиков образцово выполнила задание командования.
25 апреля в районе с. Гать его отделению была поставлена задача – уничтожить вражескую огневую точку на стыке дорог, откуда неприятель подвергал ураганному обстрелу наши боевые порядки. Умелыми действиями пробрался к точке и, забросав ее гранатами, истребил гитлеровцев, забрал пулемет и, возвращаясь в расположение роты, заметил вражескую легкую пушку. Зайдя ей с тыла – огнем из автоматов и пулемета рассеял расчет, захватил пушку и двух пленных, которую развернул и метким огнем по врагу нанес ему потери в живой силе и технике.
30.05.1945 года, подменив выбывшего из строя командира взвода, умело управлял им, уничтожил 3 огневые точки и форсировав реку Одер на сев. окр. города Моравска острава, овладел окраиной города, обеспечив тем самым успешное форсирование реки Одер подразделениями полка и овладение крупным промышленным городом Чехословакии, узлом шоссейных и железных дорог.
1.06.1945 года со взводом захватил 15 пленных, 3 пулемета и 1 противотанковую пушку”.
Это была не последняя награда героя. Приказом командующего 60-й армией от 7 июня 1945 г. гвардии старший сержант Арсентий Стрихель был награжден орденом Славы 2-й степени.
После войны мой земляк жил и работал в Украине, а потом переехал в Калинковичи, трудился в лесхозе на циркулярке. К сожалению, рано ушел из жизни, умер в 62 года, после трагической гибели 17-летней дочери-красавицы Ларисы.

65 не вернулись из боя

Когда началась Великая Отечественная война, с Вязовицы на фронт ушло около 100 человек. 65 из них домой не вернулись.
Воронцов Александр Федорович, 1920 г.р., умер от ран в 1943 г.

Говар Ананий Кириллович — пропал без вести.
Говар Емельян Иванович, 1916 г.р., в марте 1944 пропал без вести.
Горбач Михаил Степанович, 1898 г.р., погиб в апреле 1944 г.
Горбач Петр Николаевич, 1904 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Горбач Федор Сергеевич, 1922 г.р., умер от ран 29.09.1941 г.
Зайцев Кузьма Никифорович, 1913 г.р., погиб 21.08.1943 г. в Речицком районе.
Ковалевич Игнат Николаевич, 1910 г.р., мл. лейтенант, пропал без вести в марте 1944 г.
Ковалев Иван Федорович, 1920 г.р., погиб в марте 1944 г.
Кожедуб Роман Наумович, 1900 г.р., пропал без вести в декабре 1943 г.
Кисель Роман Минович, 1921 г.р., старшина, погиб 22.11.1943 г.
Кисель Николай Павлович, 1907 г.р., погиб в плену 01.12.1942 г.
Клименко Никита Майсеевич, 1903 г.р., пропал без вести.
Лацко Иван Адамович, 1903 г.р., пропал без вести.
Лацко Михаил Власович, 1925 г.р., погиб 23.07 1944 г. в Белостоцкой области.
Маскалевич Степан Архипович, 1909 г.р., погиб 15.09. 1942 г. в Воронежской области.
Мельниченко Василий Иванович, 1908 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Мельниченко Захар Куприянович, 1914 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Мельниченко Иван Куприянович, 1923 г.р., погиб под Москвой в 1941 г.
Мельниченко Кондрат Захарович, 1909 г.р., пропал без вести.
Мутянко Афанасий Степанович, 1921 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Мутянко Логвин Тимофеевич, 1921 г.р., пропал без вести.
Мутянко Николай Матвеевич, 1903 г.р., погиб 02.07.1944 г.
Павлов Игнат, 1892 г.р., пропал без вести.
Перепеча Алексей Кузьмич, 1919 г.р., пропал без вести.
Перепеча Николай Кузьмич, 1907 г.р., пропал без вести.
Перепеча Пилип Кузьмич, 1914 г.р., пропал без вести.
Пикун Иван Зиновьевич, 1907 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пикун Петр Зиновьевич, 1912 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пикун Федос Зиновьевич, 1900 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пицуренко Иван Севастьянович, 1916 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пицуренко Николай Пилипович, 1923 г.р., пропал без вести.
Пунтус Алексей Николаевич, 1908 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Пырх Алексей Давыдович, 1900 г.р., погиб 23.01. 1943 г. у д. Питомник возле Сталинграда.
Пырх Василий Емельянович, 1908 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пырх Василий Лявонович, 1911 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Пырх Иван Емельянович, 1908 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пырх Иван Елисеевич, 1921 г.р., погиб в мае 1945 г.
Пырх Иван Михайлович, 1907 г.р., пропал без вести.
Пырх Михаил Иванович, 1923 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пырх Михаил Григорьевич, 1899 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пырх Павел Гаврилович, 1912 г.р., пропал без вести в марте 1945 г.
Пырх Петр Михайлович, 1900 г.р., погиб в марте 1944 г.
Пырх Рыгор Пятрович, 1902 г.р., погиб 26.03.1942 г. у д. Варабьево Калининской обл.
Рагомед Иван Федорович, 1910 г.р., погиб в феврале 1945 г.
Рагомед Николай Федорович, 1920 г.р., погиб в октябре 1941 г. в Мурманской обл.
Савенок Кирилл Андреевич, 1916 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Самардак Михаил Ничипорович, 1919 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Суседчик Василий Семенович, 1921 г.р., погиб 25.01.1944 г. возле г.п. Озаричи.
Сербенко Иван Маркович, 1907 г.р., пропал без вести.
Серба Федор Петрович, 1920 г.р., погиб в Ленинграде.
Ткач Адам Иванович, 1924 г.р., пропал без вести в январе 1944 г.
Хруль Алексей Семенович, 1912 г.р., погиб 04.02. 1944 г. на разъезде Низовски Лениградской обл.
Хруль Ануфрий Антонович — погиб в феврале 1944 г.
Хруль Николай Николаевич, 1922 г. р, пропал без вести.
Тимошенко Иван Харитонович, 1908 г.р., погиб 24.08. 1942 г. в концлагере.
Шестакович Владимир Ильич, 1900 г.р., пропал без вести в марте 1944 г.
Штурма Степан Павлович, 1908 г. р., погиб 25.02.1942 г. в Харьковской обл.

Жертвы фашистского террора

Бои за освобождение Вязовицы в ноябре — декабре 1943 года шли 16 дней.
В урочище «Биндяги» стоял немецкий батальон. Гитлеровцы создали здесь оборонительный рубеж, чтобы не пропустить бойцов Красной Армии через болото «Сука».
В декабре 1943 г. оккупанты, предчувствуя свои последние дни на территории моей малой родины, сожгли в деревне 85 дворов и убили шестерых жителей. (Нямецка-фашысцкі генацыд на Беларусі (1941-1944). Мінск.1995.с.111).
Еще до этого злодеяния от рук фашистов в деревне погибли:
Заяц Антон Иванович, 1906 г.р.;
Заяц Иван Васильевич, 1931 г.р., погиб в 1941 г.;
Кисель Марфа Марковна, расстреляна в 1941 г.;
Пырх Ольга Сафроновна, погибла в 1941 г.;
Стрифель Фекла Андреевна, погибла в 1943 г. (Памяць. Калінкавіцкі раён. Мінск.”Ураджай”.1999. с.235). А произошло это так, как рассказал мне муж ее дочери Валентины Прафенчиков Петр Васильевич, который проживает сейчас в Калинковичах. В декабре 1943 г. Вязовицу уже только что освободили, а немцы еще стояли в Холодниках. Фекла Андреевна, как и многие ее односельчане, еще пряталась с детьми в лесу от немцев. Под вечер она решила пробраться в деревню, чтобы набрать картофеля на еду. А в ее доме тем временем уже расположились наши солдаты с майором Ростовцевым. Командир убедил хозяйку, что немцев уже в деревню не допустят и прятаться в лесу не стоит, можно возвращаться под крышу родного дома. Фекла Андреевна так и сделала. Она с детьми на ночлег расположилась на печи, майор – на перевернутом шкафу, а солдаты на полу хаты. Спустя некоторое время немцы из Холодник начали артиллерийский обстрел Вязовицы.
Снаряд попал в дом Стрифелей. Осколки взорвавшегося снаряда зацепили хозяйку дома, ее детей и майора Ростовцева. Ее сын, Стрифель Степан Петрович, 1928 г.р., получил ранения в ногу.

Дочь Валентина, 1930 г.р., также была тяжело ранена в ногу. Фекла Андреевна и майор еще были живы после артналета, но по доставке в военный госпиталь, который размещался в соседних Хомичах, скончались от полученных ран. Степан остался инвалидом, а Валентине ампутировали ногу. Солдаты, которые спали на полу, не получили ни единой царапины.
В годы оккупации одиннадцать молодых девчат из Вязовицы были угнаны на принудительные работы в Германию.
В числе невольниц оказались: Воронцова Ульяна Федоровна, Горбач Полина Николаевна, Шлапак Мария Васильевна, Шлапак Екатерина Михайловна, Миронович София Адамовна, Пицуренко Надежда Савостеевна.

Под мирным небом

После освобождения Вязовицы от немецко-фашистских захватчиков, а произошло это 13 января 1944 г., в деревне постепенно начала налаживаться мирная жизнь: фронт уходил на запад, а на родные подворья начали возвращаться жители деревни и строить себе временное жилье — землянки.
Спустя еще некоторое время в деревню стали возвращаться фронтовики.
По дороге из Вязовицы на Холодники расположился наш запасной полк, охранявший пленных немцев, которые заготавливали лес.
Так в Вязовицу на местожительство попал Новик Ефим. Он был плотником и приехал сюда, чтобы строить дома для погорельцев. Во время войны всю семью Новика расстреляли каратели. Работая в Вязовице, Ефим познакомился с местной женщиной, создал новую семью и навсегда остался в нашей деревне.
Жил в нашем поселении и славный стихотворец Пырх Иван Ананьевич, который не только умело сочинял стихи и басни, но и мастерски их рассказывал односельчанам.
Сразу же после освобождения, в 1944 г., в Вязовице была открыта начальная школа. Учительствовал в ней Дмитрий Васенда. Его дед еще до войны, в 20-30-е гг., проживал на Лядах, его раскулачили и сослали на Север, где он погиб. Сын переселился жить в Вязовицу. А внук стал учителем. Последующих учителей присылали для работы в школе из других мест.
Как и в любой деревне, в Вязовицах можно услышать много интересных баек и преданий. Вот, например, рассказ про двух кумовьев. В 1946 г. кумовья Пырх Сергей и Новик Ефим решили сдать корову на мясокомбинат в Бобруйск. Завезли корову в неблизкий город, сдали, получили деньги и отправились на железнодорожный вокзал. До отправления поезда оставалось еще много времени. Решили кумовья перекусить, благо с собой был шмат сала, лук с хлебом, да и бутылочка самогона. Зашли в ресторан, присели за стол. К ним подошел официант. Увидев, что люди из деревни, предложил заказать им пару порций еды, при этом спросил их: «Вам с джазом или без?» Те не знали, что это такое, и кивнули головой в знак согласия. Немного выпив и закусив ресторанными блюдами, расслабившись, вели между собой беседы. Сидели до отправления поезда, а когда подошло время ухода, официант принес им счет. Когда те начали возмущаться, почему так дорого, мы же джаз не кушали, официант объяснил им про музыку и пригрозил милицией. Пришлось моим землякам рассчитаться, отдав все деньги, вырученные за корову. А чтобы дома с них не смеялись односельчане, а жены не устраивали скандал, придумали, что их ограбили бандиты.
Помнят в нашей деревне не только юморные истории, но и грустные. Например, наша односельчанка Воронцова Марья в 1946 г. была осуждена на 4 года за то, что, спасаясь от голодухи, собирала на колхозном поле после жатвы хлебные колоски. Закон в те времена был не только суров, но и не менее глуп: пусть лучше согниет, но брать не смей. Дома у женщины осталось 5 детей.
В 1958 году в Вязовицу провели электричество, энергию вырабатывал дизель — генератор, установленный в соседней д. Липово. Освещение давали с 18.00 до 24.00, утром – с 6.00 и выключали, когда на улице становилось светло. Воздушные опоры для электросетей покупали жители деревни за собственный счет.
После того, как в 1962 г. в г. Светлогорске построили ТЭЦ, установили государственные опоры, по которым начали давать энергию круглосуточно.
Первый телевизор «Рекорд» появился в деревне в 1959 г. у Заяц Ивана. Второй телевизор «Неман» в 1961 г. — у Ковалевой Марии Николаевны.

В 1960 г. в деревне действовали: кузница (кузнец Мутянко Иван Степанович), пилорама, два сарая по содержанию коров, сарай для лошадей, кормокухня для приготовления пищи скоту (заведовала Стрифель Тамара Петровна).
Бригадиром был Пырх Апанас, который впоследствии работал главным конюхом. Активно участвовали в общественной деятельности деревни, сельсовета и района Пилипейко Петр и Пыжевич Иван. Они избирались депутатами сельского и районного Совета депутатов трудящихся.
Участковым в Вязовице после войны работал Захаренко Николай Семенович из д. Косетова. А Пилипейко Петр Ефимович и Пыжевич Иван Александрович были деревенскими активистами и организаторами многих добрых дел. Именно они наводили порядок и держали дисциплину в деревне.
С 50-х годов магазин в д. Вязовица находился в хате Горбача Михаила Николаевича, 1923 г.р., который еще до войны работал колхозным счетоводом. На фронте был пулеметчиком, награжден несколькими медалями. После войны Михаил Николаевич работал бухгалтером в колхозе, а с 1959 — продавцом в магазине.
Вместе с супругой они родили и воспитали шестерых достойных детей. Например, дочь Анна закончила Белорусскую сельхозакадемию, сын Николай – Гомельский университет.
В 1972 г. в деревне построили новый кирпичный магазин. Горбач Михаил работал в нем аж до выхода на пенсию – до 1978 г. Умер в 90-х годах. Сейчас в его доме живет сын Михаил.
С 1954 по 1957 год председателем колхоза им. Суворова, в который входили дд. Вязовица, Хомичи, Гоголево и Косетово, работал уроженец Мозырского района, фронтовик-политработник Найборт Ерофей Филимонович. После того, как Вязовица вошла в состав эксбазы «Липово», он работал управляющим отделения эксбазы.
Долгое время заведующим фермы в нашей деревне работал Пырх Василий Яковлевич.
Многие мои односельчане трудились в колхозе рядовыми полеводами и животноводами. Например, Заяц Владимир Александрович, 1928 г.р., и его супруга Заяц (Кисель) Надежда Миновна, 1928 г.р. Оба родились и выросли в Вязовице, работали на разных работах разнорабочими. В 1947 г. Владимир Александрович был призван в армию. Служил на Донбассе, восстанавливал шахты, работал в этих шахтах.

С женой Надеждой родили и вырастили пятерых детей: двоих дочерей и троих сыновей. Владимира Александровича уже нет, а Надежда Миновна по-прежнему живет в родной деревне.

Или возьмем Пицуренко Федора Николаевича, 1929 г. р., и его жену Антонину Леонтьевну (Хруль в девичестве), 1929 г. р. Оба тоже уроженцы Вязовицы. Всю жизнь проработали разнорабочими на разных работах в колхозе и совхозе.

Федор Николаевич и Антонина Леонтьевна вырастили и воспитали четырех детей: трех дочерей и одного сына.
В годы войны Федор Пицуренко своровал у полицая винтовку. А когда деревню освободили от немцев, в соседних Хомичах находился военный госпиталь, а недалеко долгое время стоял фронт. Советские войска готовились к операции «Багратион», так мой земляк лошадьми подвозил к госпиталю раненых. За это был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
В настоящее время Пицуренки живут в Вязовице, – хорошая и примерная семья.
Почетом и уважением в нашей деревне пользовалась и семья Павла Пузыренко, который родился в 1933 г.

Павел Григорьевич женился на своей односельчанке Шлапак Антонине Васильевне. Всю жизнь трудились в животноводстве. Родили и воспитали троих детей.
Старший сын Александр окончил Киевское танковое высшее военное училище. Живет в Киеве.
Сергей окончил Минский институт механизации, работал главным инженером и председателем колхоза в Мироненках., после объединения – главным инженером в эксбазе «Липово». К сожалению, смерть вырвала его из наших рядов.
Дочь Любовь всю жизнь проработала у станка на Светлогорском комбинате химволокна, сейчас на пенсии.
Павел Пузыренко был заядлым охотником и рыбаком. В молодости мог поймать белку, был физически крепким и выносливым.
Не могу не вспомнить и еще про одного своего земляка – Пицуренко Николая. Николай Владимирович был инвалидом с детства. Это обстоятельство вынудило его освоить профессию сапожника. И надо отметить – в этом деле он стал непревзойденным мастером. Все жители деревни, да и окрестных населенных пунктов, шили и ремонтировали у него обувь.
Николай Владимирович и Евдокия Викторовна родили и воспитали семерых детей: четырех сыновей и трое дочерей. Их сын Владимир, 1921 г.р., воевал, вернулся с войны инвалидом. Награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.
Как бы ни было тяжело и сложно в послевоенные годы, жители деревни отправлялись на работу в поле и на фермы обязательно с песнями. Народ был полон задора и надежд на лучшие времена.

Наша alma mater

На север от прямолинейной улицы по дороге на Липов в Вязовице располагалась наша alma mater — начальная школа. Представляла она из себя деревянное одноэтажное здание, в котором имелись две большие и одна маленькая комната (классы), коридор, учительская.

Здание школы было построено сразу же после окончания Великой Отечественной войны.
Довоенная школа находилась среди деревни. В годы войны она была сожжена.
В 1962 году автор этих строк пошел в первый класс Вязовичской начальной школы. В тот год вместе со мной в первый класс пришли 13 моих односельчан. До сих пор помню всех их поименно:
Горбач Михаил Михайлович – живет в Вязовице,
Деружко Александр Николаевич (умер),
Кисель Галина Петровна – живет в Эстонии,
Мельниченко Василий Васильевич – живет в соседних Хомичах,
Пицуренко Валерий Владимирович (умер),
Пырх Анатолий Иванович – живет в Криничном Мозырского района,
Пырх Владимир Владимирович – живет в Московской области в России,
Пырх Владимир Владимирович – живет в Калинковичском районе,
Пырх Галина Николаевна – живет в Минске,
Пырх Николай Елисеевич (умер),
Пырх Михаил Константинович (умер),
Стрифель Любовь Степановна – живет в Болгарии,
Суседчик Светлана Ивановна — живет в Минске.
Моя одноклассница Светлана Суседчик, как известно, стала известной артисткой, которая выступает в знаменитом ансамбле «Беседа». Ей присвоено звание заслуженной артистки республики Беларусь.
Из стен Вязовицкой школы вышло много талантливых людей. Например, Литошик Александр Петрович, Пырх Нина Константиновна, Пырх Ольга Николаевна стали врачами, а Стрифель Мария Аркадьевна – фельдшером.
Стрифель Любовь Степановна и Пунтус Алексей стали музыкальными работниками.
Мутянко Станислав Павлович и Пырх Николай Афанасьевич стали работниками физической культуры.
Трое выходцев из Вязовицы стали юристами. В их числе подполковник милиции Секретарь (Зайцева) Галина Ивановна, полковник милиции Пырх Виктор Афанасьевич и Пырх Василий Владимирович.
Специалистами народного хозяйства стали: Пырх Иван Петрович, Пырх Тамара Петровна, Пилипейко Галина Петровна, Перепеча Валентина Николаевна, Заяц Галина Александровна, Пикун Галина Николаевна, Иваненко Зинаида Николаевна.
Одиннадцать моих земляков избрали в жизни педагогическую стезю, 15 стали специалистами сельского хозяйства, 6 – инженерами, 3 – защитниками Отечества.
Уроженец нашей деревни Пырх Василий Иванович исполнял свой воинский долг в Афганистане.
Это, конечно, не все, кого нужно было перечислить. Многих я не знаю, кого-то запамятовал, пускай простят мои земляки. Знаю точно, что абсолютное большинство уроженцев Вязовицы достойно трудились и продолжают трудиться в родной Беларуси и за ее пределами.
Сам же я выучился на инженера и работал на Чернобыльской АЭС, являюсь ликвидатором последствий техногенной катастрофы. В настоящее время нахожусь на пенсии и проживаю в г. Светлогорске.

После развала СССР Вязовица, как и многие другие небольшие деревни, начала постепенно приходить в упадок: молодежь съехала в города и другие веси, а старики, оставшись, практически в гордом одиночестве, в силу физиологии отходят один за другим в мир иной.
Раньше на северо-восток, в конце прямолинейной улицы деревни, находился наш сельский клуб. В настоящее время его уже снесли.
В нынешнем году снесли и наш деревенский магазин. Продукты в Вязовицу жильцам два раза в неделю привозит автолавка.
Площадку, где находились магазин и местный клуб, засеяли озимыми.
На 1 января 2017 г. в деревне имелось 49 дворов, в которых проживали 94 жителя. А ведь в 1959 г., согласно переписи, здесь проживало 507 жителей. И даже в 2004 г. здесь еще было 93 хозяйства и 177 жителей.
Деревня потихоньку уходит в небытие. Печально и грустно сознавать это, особенно, когда понимаешь, что и сам повинен в таком раскладе – оставил в свое время на произвол судьбы свою малую родину.
Василий Иваненко.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.