Сын своего отца

DSCN5886

Самое яркое воспоминание из детства Владимира Змушко – возвращение с фронта отца. Было это в сентябре 1945 года. В тот день мама, старшие сестры и он – восьмилетний пацан – копали картошку. Видят: бежит к ним напрямки, огородами дальняя родственница и кричит: «Тетка Катя, встречайте дядьку, он домой по шляху идет: в руке – чемодан, на груди — награды».

В чемодане фронтовика – школьные тетради

DSCN5863Отцом юбиляр гордится, может рассказывать о нем часами. Уроженец деревни Рудня Горбовичская Афанасий Васильевич был человеком мужественным  и трудолюбивым, войну прошел в составе 101-й гаубично-артиллерийской бригады, воевал на Брянском, Воронежском, 1-м, 2-м и4-м Украинских фронтах, участвовал в освобождении Орла, Курска, Киева. За проявленный в боях с немецко-фашистскими захватчиками героизм командир отделения разведчиков-артиллеристов, сержант Змушко награжден двумя орденами – Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, медалью «За отвагу». Прославился он и в мирные годы: за многолетний добросовестный труд Указом Президиума Верховного Совета БССР от 7 мая 1975 года бригадиру полеводческой бригады колхоза «Свет Ильича» было присвоено почетное звание «Заслуженный работник сельского хозяйства БССР».

— Не знаю, какие подарки несли домой остальные фронтовики, а мой отец принес полный чемодан школьных тетрадей, — рассказывает Владимир Афанасьевич. — Моя первая учительница и директор начальной школы в Рудне Горбовичской Мария Александровна Змушко в начале учебного года всегда просила: «Принеси, Вова, на классный журнал хоть одну тетрадочку». С разрешения отца я приносил три-четыре. Ручек же вовсе не было, писали свекольным соком, учебник – один на класс. Вот так мы учились в послевоенные годы.

Спасла саперная лопатка

Воспоминания о войне у Владимира Афанасьевича урывочные: мал был. Но яркой вспышкой все же отпечатались несколько моментов – похороны в декабре 1943 года любимого деда Василия Змушко, который умер от тифа, крик девчат, которых немцы угоняли в Германию, приход советских солдат, с которыми на радостях мама делилась едой и одеждой, приговаривая: «Може, там и моему вояке хто пособит».  

На войне отцу везло: ни одного ранения, ни одной контузии за четыре года, — рассказывает Владимир Афанасьевич. – Он сам про себя говорил: родился в рубашке – а как иначе объяснить такую удачу? Был даже случай: весной 45-го бригада, в которой служил отец, получила задание: остановиться и окопаться. Только приступили, как враг начал обстрел. Раздалась команда: «По окопам!» Отец лег на дно окопа, и тут ему как будто ангел-хранитель подсказал: «Прикрой голову». Каски рядом не было, вместо нее он использовал саперную лопатку. Доля секунды – и от сильнейшего удара по голове отец потерял сознание. Когда пришел в себя, увидел рядом осколок от немецкого снаряда, а на лопатке – след от него.

Игра со смертью

Уцелели в войну и супруга Афанасия Васильевича, и дети, и дом, где он родился, вырос и куда привел свою Катю. «Удача, удача», — повторяет юбиляр, и вспоминает уже случай из своей жизни: в 48-м с друзьями Толей и Володей пасли гусей и нашли немецкий снаряд. К тому времени от «военных сюрпризов» в Рудне Горбовичской погибло и пострадало человек двадцать. В большинстве своем — дети, которые интереса ради бросали снаряды и патроны в огонь либо разбирали их. О последствиях не думали, игра была такая, хотя от родителей влетало за нее на орехи.

— Соорудив для гусей загон, мы побежали к лесу – подальше от людских глаз. Разложили огонь, положили в него снаряд и кинулись врассыпную. Метров через пятьдесят остановились: тишина, и чего не взрывается? — рассказывает Владимир Афанасьевич. – Переждали минут десять, потом решили: подойдем, посмотрим. Только двинулись обратно – как бахнет. Отец мне долго припоминал игру со смертью, попрекал за бестолковость.

В работе помогала песня

В 1952 году 15-летний Владимир окончил Антоновскую семилетку. Учиться больше не выходило: нужно было помогать родителям поднимать младших послевоенных детей Анну, Надежду и Николая. Отец за руку привел к председателю колхоза «Свет Ильича» Владимиру Зарецкому, тот сходу спросил: «Водителем хочешь стать?» Подросток кивнул, на что услышал: «Поработай маленько в бригаде, а на тот год отправим на водительские курсы». Слово Владимир Яковлевич сдержал: в 1954-м хлопец получил и права, и грузовую машину. Тогда же вступил в комсомол. Принимали торжественно, в Калинковичах. Владимир Афанасьевич протягивает мне фотографию, на которой запечатлены члены комсомольской организации колхоза, начинает перечислять их пофамильно – хочется оставить память детям, внукам, правнукам односельчан:

DSCN5866

В верхнем ряду — Володя Шило, Саша Журавль, Люба Матиевская, я, Жора Матиевский и Жора Бадей, Иван Шило и Надежда Матиевская. В среднем – Тамара Дедок, Ольга Змушко, секретарь нашей комсомольской организации Леша Журавель, шофер Илья, Валя Поддубная и Надежда Змушко. В нижнем — Саша Веко, Валя Змушко и Саша Трофимов. На снимке – все такие молодые, а сегодня многих уже нет в живых. Знали бы вы, как мы работали: надо – выходили в выходной, выполнив свое задание, спешили помочь другу. И всегда – с песней, с шутками!

«Сынок, я во время войны и не по таким рельсам ездил…»

DSCN5880

Правда, отдав воинский долг, Владимир в колхоз не вернулся: знакомый подсказал, что в Калинковичскую дистанцию пути набирают работников. Поделился планами с отцом, тот лишь обронил: «Твоя жизнь, ты и решай», но с паспортом помог, упросил председателя колхоза отпустить сына. И с марта 1960-го по январь 1998-го Владимир Афанасьевич трудился на одном железнодорожном предприятии. Начинал помощником механика дефектоскопной тележки, а после окончания Ленинградской дортехшколы стал механиком-наладчиком. В любую погоду, и в снег, и в дождь отправлялся он с дефектоскопом ДС-13 в направлениях Калинковичи – Житковичи и Калинковичи – Толкачевский определять по звуку износ пути, поломки и трещины.

— Рельсы в послевоенные годы находились в аварийном состоянии, а потому проблемы встречались часто. Приходилось останавливать движение, вызывать ремонтную бригаду. Это нарушало график, что особенно не нравилось машинистам, — вспоминает юбиляр. – Во второй год работы неподалеку от Клинска обнаружил на рельсе в двух местах трещину. Отколовшийся кусок остался в моих руках, а из-за поворота аккурат показался поезд. Побежал ему навстречу, знаками показывая,– стой. Машинист заметил меня, остановился. Вместе пошли к аварийному участку. Он только взглядом кинул, даже не нагибался, заявил: «Сынок, я во время войны и не по таким рельсам ездил. Ставь на место, пропустишь меня, потом отрапортуешь о поломке диспетчеру». Ослушаться я не посмел: на груди у седого фронтовика блестели медали, он мне напомнил отца. Это был единственный случай, когда я нарушил рабочую инструкцию.

В коллективе дистанции пути Владимира Афанасьевича знали, как ответственного и старательного работника. Подтверждение тому – многочисленные записи в трудовой о награждениях и поощрениях: за успешное выполнение прогнозных показателей, за победу в соцсоревновании, за внедрение рацпредложений и т.д. В общем, сын своего отца.

И о личном

Когда доходит дело до фотографирования, юбиляр меня останавливает: «Сейчас моего ангела-хранителя позовем. Чтоб не она, не выкарабкался б я после инсульта». Ангел-хранитель – это супруга Ольга Степановна. Они выросли на одной улице и расписались в 1969 году. Владимир Афанасьевич признается, что полюбил свою Олечку за красивые глаза и добрый характер. Супруги воспитали достойных сыновей: Сергей – подполковник в отставке, работает начальником финансовой службы в Министерстве обороны Калининградской области, Дмитрий — инженер-химик Мозырского нефтеперерабатывающего завода. Подрастают на радость дедушке и бабушке внуки Евгений и Арина — продолжение их рода.

Татьяна ЗУБЕЦ.

Фото автора и из архива семьи Змушко.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.