Оптимизация: Легко ли найти оптимальное решение?

В последнее время тема оптимизации на слуху: то и дело слышишь, что где-то что-то перестает функционировать, упраздняется либо реорганизуется. Причем, в различных отраслях и сферах. Но болезненнее всего наши люди реагируют на оптимизацию сети учреждений образования, культуры, здравоохранения, торговли, почтовой связи. Многим кажется, что их намеренно лишают благ цивилизации. Вот и получается, что слово «оптимизация» приобретает негативный оттенок.

image (7)

А ведь в переводе с латинского оно обозначает выбор наилучшего варианта из множества возможных, приведение системы к состоянию наибольшей эффективности. Именно на это делают упор власти, обсуждая вопрос оптимизации. И, как утверждают мои собеседники – руководители различных отраслей района, ни одно решение не принимается спонтанно, без предварительного изучения ситуации, выслушивания разнообразных мнений, изучения перспектив развития, встреч с населением. Процесс это долгий, порой мучительный, но цель у него одна – найти оптимальное решение, которое удовлетворит все стороны и сделает работу наиболее эффективной.

Няхай бы быў клуб.
Не мяшаў ён нікому.

Помню, как закрывался в Рудне Горбовичской клуб. Было это в 2009 году. Что обозначает новомодное слово «оптимизация» старики-сельчане знать — не знали, а потому говорили просто: закрывается. Приехав на выходные к бабушке, была вынуждена с утра до вечера слушать ее сетования, мол, «жыццё ўсё не лепшае, а горшае. З вёскі моладзь выязджае, а мы, старыя, становімся нікому не патрэбнымі. Сёння клуб у нас закрылі, заўтра шчэ што прыдумаюць…» К концу второго дня не выдерживаю и задаю вопрос: «Зачем тебе клуб? Ты ведь туда никогда не ходила». Бабушка, уверенная, видимо, что и меня возмутило закрытие очага культуры — обветшалого и убогого, с устаревшей музыкальной аппаратурой, куда даже на субботнюю дискотеку молодежь давно не ходила, ответила: «Няхай бы быў. Не мяшаў ён нікому».

Да, ничего не скажешь, весомый аргумент… При этом ее абсолютно не волновало, что на содержание учреждения культуры уходят деньги и притом немалые, что здание из года в год ветшает и вскоре ему понадобится капитальный ремонт, что клубным работникам нужно платить зарплату. Где на все это брать средства? Интересуюсь у бабушки. «Гасударства няхай плаціць», — говорит она, показывая всем своим видом, что я раздражаю ее «неудобными» вопросами, но меня уже не остановить: «В кружках и любительских объединениях заниматься у вас некому, на концерты, мероприятия ходят единицы. С десяток самых активных стариков собираются раз-два в неделю песни попеть. И что, ради этого содержать клуб? С таким успехом можно собираться у кого-нибудь дома…»

В общем, дабы не разругаться, тему мы тогда закрыли, оставшись каждая при своем мнении. Думать не думала тогда, что вернусь к этой теме и вспомню разговор семилетней давности. А возвращаюсь я вновь к сфере культуры, которая в последние годы оптимизируется особенно интенсивно.

Для справки: в 2005 году в Гомельской области насчитывалось 1628 учреждений культуры, в 2015-м — уже 1276. Что касается нашего района, то за последние три года было оптимизировано 15 учреждений, и на сегодняшний день сеть представлена 45 клубами (среди них – Центры досуга, сельские Дома культуры, клубы-библиотеки и т.д.), 32 библиотеками, 4 детскими школами искусств и одним краеведческим музеем.

Оптимизация затронула клубные учреждения, расположенные в деревнях с численностью населения до 150 человек — Мутижар, Ужинец, Клинск, а также 12 сельских библиотек. Причины? Главная и, в принципе, решающая — уменьшение числа жителей, а соответственно – и числа посетителей клубов и библиотек. Какой смысл в работе, если порог учреждения за неделю переступает один-два человека?

Нет ни эффективности, ни тем более движения вперед. Например, содержание Мутижарского сельского клуба в 2015 году обходилось государству в 32 миллиона неденоминированных рублей, а зарабатывал этот клуб за год всего один миллион рублей. А на чем зарабатывать? Молодежи нет, а потому на дискотеке, как в агрогородке, «не выедешь». Возможно, платные концерты могли бы решить ситуацию. Но, как практика показывает, наш народ пока к ним не готов. «Как это – платить за «своих» же артистов? Их работа — развлекать народ, зарплата им за это начисляется», — рассуждают многие. Вот и получается замкнутый круг: жители не хотят закрытия учреждений культуры, но в реалиях их и «топят».

Сопутствующие причины – здание находится в ветхом состоянии и требует значительных денежных вложений, нет работника с профильным образованием, в своем роде энтузиаста, способного «зажечь», повести за собой. Но все они, по сути, решаемы, если в учреждении культуры есть востребованность. А потому каждому закрытию предшествует долгая и кропотливая работа: встречи с населением, разъяснительные беседы, изучение эффективности деятельности и т.д. И закрытие всегда – крайняя мера.

— Здесь важно понимать, что оптимизация – это не только закрытие учреждений, как ошибочно полагает большинство наших граждан. Это ведь и реорганизация, и открытие новых. Так за последние несколько лет в районе были открыты 12 учреждений культуры смешанного типа «клуб-библиотека» и «библиотека-клуб», — говорит заместитель начальника — заведующий сектором культуры отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Инна Губар. – Их особенность – в оказании населению широкого спектра услуг: здесь можно и в кружке позаниматься, и пообщаться, и концерт посмотреть, и свежую прессу почитать. На мой взгляд, это наиболее оптимальный вариант учреждения культуры для небольшого населенного пункта.

— А какую культурную программу можете предложить жителям деревень, в которых отсутствуют клубы и библиотеки?

— Туда с концертом приедет автоклуб либо сотрудники близлежащего клубного учреждения, в зону обслуживания которого входит данный населенный пункт. Только в прошлом году автоклубом проведено 117 таких выступлений. С ним в обязательном порядке выезжают библиотекари, которые везут населению книги, газеты, журналы. Не проблема для наших сельских библиотекарей по заявке читателей отвезти литературу, периодику в соседнюю деревню, где нет собственной библиотеки.

Мы стараемся построить работу так, чтобы сельские жители имели возможность получать удовольствие от встреч с артистами, общения с книгой.

Под оптимизацией мы понимаем повышение качества образования

Для справки: в районе за последние три года было оптимизировано 17 учреждений. Из них закрыты – Хомичская СШ, Мироненский детский сад – НШ, Прудокский детский сад – НШ, Савичская СШ, Наховский детский сад, учебно-производственный комбинат; реорганизованы – Горочичский детский сад и Горочичская СШ в Горочичский детский сад – СШ, Замостьевский детский сад – СШ в Замостьевский детский сад – БШ, СШ №5 в БШ №5, Крюковичский детский сад и Крюковичская СШ в Крюковичский детский сад – СШ; присоединены – к Центру творчества детей и молодежи Центр технического творчества учащихся и Бобровичский дом внешкольной работы.

Оптимизация сети образования назрела из-за того, что в некоторых сельских школах количество учеников и учителей практически сравнялось. Причина тому – демографическая ситуация, которая ведет к стремительному старению села, уменьшению молодежи и детей в небольших населенных пунктах. Если в 2012-2013 учебном году за парты в сельских школах сели 2042 ребенка, то в текущем – всего 1754. В городе ситуация обратная: в 2012-2013 учебном году в школах было 4624 учащихся, сегодня – 5178. Содержание малокомплектных школ невыгодно экономически и влечет огромные расходы со стороны государства, бюджетные средства используются нерационально. Для примера: затраты в год на одного ученика по району в среднем составляют 5895,0 рублей, и если в городе это 1437,0 рублей, то в селе – 4458,0 рублей. Все деньги, которые удается сэкономить в результате оптимизации, направляются на укрепление материально-технической базы учреждений образования района.

Но не только и не столько финансовый аспект подталкивает к закрытию или реорганизации учреждений. К сожалению, численность старшеклассников малокомплектных школ не позволяет организовать для них профильное обучение, закупить необходимое лабораторное оборудование в классы — приобретать его просто экономически нецелесообразно. А ведь мы говорим о том, что необходимо создавать равные условия для получения образования учащимися как в городской, так и в сельской местности.

И качество образования, к сожалению, не улучшается, т.к. в таких школах один учитель может вести несколько учебных предметов. О каком качестве можно говорить? Или наоборот, ситуация, когда в классе обу-чаются 1-2 ребенка. Это же оплачиваемое государством репетиторство. В таком случае дети должны показывать очень высокие результаты учебы, в том числе на предметных олимпиадах, а этого не происходит. Почему? Скорее всего, потому что напрочь отсутствует дух соперничества: ребенку не на кого равняться, не за кем тянуться, выходит – ему незачем быть лучшим. Да и учителю сложно построить урок в малочисленном классе. «Хромает» в малокомплектных школах и воспитательная работа.

— Процесс оптимизации позитивен только в том случае, если он грамотно организован и правильно преподнесен всем заинтересованным лицам. На первый план здесь выходит работа с кадрами и родителями, адаптация учащихся в новом учреждении образования, их подвоз к новому месту учебы, — говорит начальник отдела образования, спорта и туризма Валентина Касьянчик. — Подчеркну: оптимизация сегодня – не прихоть, не дань моде, а необходимость, и экономический эффект в ней не самое главное. В первую очередь она необходима для того, чтобы дети получили качественные знания, чтобы они с хорошим багажом вошли во взрослую жизнь. Поэтому под оптимизацией мы понимаем повышение качества образования.

— Как реагируют педагоги, родители, когда узнают, что их учреждение будет закрыто?

— Честно говоря, по-разному, ведь закрытие учреждения образования – непростой вопрос, болезненный. Особенно в небольшой деревне, где школа порой является центром культурной и общественной жизни. Мамам и папам мы предлагаем предварительно ознакомиться с теми учебными заведениями, в которых их детям предстоит продолжить обучение, рассказываем о том, как будет осуществляться подвоз. Благо, для его организации у нас в районе имеется 16 комфортабельных школьных автобусов. Сегодня они осуществляют подвоз в детские сады и школы более 678 ребят. Все маршруты продумываем так, чтобы дети не утомлялись от поездки. Когда родители видят, что мы, также как и они, заинтересованы в создании комфортных условий, организации качественного образовательного процесса для их детей, напряженность, непонимание исчезают.

Что касается педагогов закрытых школ, то их мы обязательно трудоустраиваем. При этом учитывая пожелания, предпочтения каждого.

— Не могу не спросить про детей: как быстро они адаптируются в новой школе?

— В этом случае многое зависит от родителей. Если они позитивно настроят своего ребенка на перемену места учебы, то адаптация пройдет без каких-либо проблем. Многих детей переход в новую школу даже радует, потому что появляются новые друзья, интересы, возможности.

— Наших читателей интересует, что будет с Капличской школой, закрытой в начале учебного года из-за обрушения фрагмента потолка?

— Недавно мы получили вывод специалистов научно–исследовательской лаборатории Белорусского государственного университета транспорта, проводивших детальное обследование учреждения образования: конструкция чердачного перекрытия находится на грани обрушения, поэтому эксплуатация школы в таком состоянии исключена. Здание было построено в далекие 50-е–60-е годы, имеет деревянные перекрытия и уже физически устарело, во-зобновлять там учебный процесс с риском для детских жизней мы не имеем права. В связи с этим организован подвоз учащихся в Шиичскую школу, рассчитанную на 320 человек, по факту учится – 66, а потому места хватило всем.

Жители агрогородка просят о восстановлении Капличской школы. Но целесообразно ли это? Зданию требуется капитальный ремонт, что повлечет немалые вложения. Но это не самое главное. В 2017, 2018 и 2019 годах в первые классы в Капличах должны пойти по девять детей, а в 2020-м – 12. Бэби-бума нет, соответственно, школа, если мы ее отремонтируем, останется малокомплектной. А в Шиичах созданы достойные условия: столовая, спортивный и тренажерный залы, кабинет информатики, мастерская технического труда.

Будущее сельской медицины за передвижными ФАПами

Сеть учреждений здравоохранения нашего района одна из самых крупных в области и республике, а потому требует больших финансовых затрат на содержание. К сожалению, не всегда эти средства расходуются рационально. При нормативе не менее 900 человек на одного фельдшера ФАПа, у нас 16 ФАПов обслуживают менее 200 человек, Михайловский, Р.Горбовичский, Клинский, Булавковский — менее 100, М.Автюковский и Александровский обслуживают жителей, проживающих практически в одном населенном пункте. Есть ФАПы, расположенные на расстоянии нескольких километров друг от друга.

333

Сегодня в районе на содержание самого малого ФАПа в год в среднем расходуется 17,8 тыс. рублей. Выход из создавшейся ситуации руководство больницы видит в объединении ФАПов и приобретении передвижных ФАПов, которые, кстати, выпускают белорусские предприятия. Каждый из них оборудован портативным электрокардиографом, аппаратами для измерения артериального и глазного давления, мини-лабораторией, имеется кабинет для гинекологического осмотра женщин, преду-смотрено наличие аптечного киоска. Передвижные пункты приблизят врачебную помощь сельчанам, у них отпадет потребность посещать районную поликлинику для выписки рецептов, улучшится качество диспансеризации и контроль противорецидивного лечения, которые зачастую возложены на фельдшера или медсестру ФАПа.

Для справки: за последние пять лет сеть учреждений здравоохранения оптимизировалась следующим образом – эндоскопический кабинет и кабинет ультразвуковой диагностики преобразованы в отделения, открыто травматологическое отделение на 30 коек, закрыты Кротовский и Шарейковский ФАПы. К слову, рекомендации по ликвидации ФАПов в населенных пунктах с численностью жителей менее 300 человек были разработаны Министерством здравоохранения еще шесть лет назад.

— Будущее сельской медицины — за передвижными формами работы, — считает главный врач Калинковичской ЦРБ Александр Пархоменко. — И дело не в том, что передвижной ФАП экономит бюджетные средства. Здесь другое – улучшается доступность, мобильность медицинской помощи. За день «передвижка» может объехать несколько населенных пунктов (ни один фельдшер на такое физически не способен), соответственно – больше людей будет осмотрено. Плюс качество, ведь ФАП на колесах доставит в самую отдаленную точку района не только фельдшера и лаборанта, но и при необходимости врача общей практики. Конечно, стационарные ФАПы не уйдут из больших деревень. Но какой смысл их содержать там, где проживают 80-90 человек? В наше время это непозволительная роскошь.

Правда, закрывать ФАПы мы не спешим: сельские жители пока к этому не готовы, а для нас в вопросе оптимизации важно найти то единственно правильное решение, которое устроит все стороны. Что касается жителей деревень Кротов и Шарейки, то они обслуживаются соответственно Капличской амбулаторией врача общей практики и Юровичской участковой больницей. В обоих медучреждениях имеется собственный транспорт, поэтому расстояние, а там оно небольшое, не является проблемой для обслуживания вызовов и проведения профилактических мероприятий.

На текущий год запланировано закрытие еще двух ФАПов. Каких конкретно – пока сказать не могу: вопрос открытый, активно прорабатывается и изучается. В любом случае, подчеркну, люди без медицинской помощи не останутся.

В общем, найти оптимальное решение в вопросах оптимизации довольно непросто. Еще сложнее – принять решение о закрытии учреждения. Но ясно одно – здесь не должно быть спешки, суеты, спонтанности, а лишь разумность. Также нужно понимать, что сэкономленные в ходе оптимизации средства будут направлены на укрепление материально-технической базы учреждений отрасли и повышение зарплаты сотрудникам.

Татьяна ЗУБЕЦ.

3 комментариев для “Оптимизация: Легко ли найти оптимальное решение?

  • 24.02.2017 в 07:37
    Permalink

    Прочитав статью Татьяны Капитан «Жителей Капличей не интересует Декрет №3», не могу не высказать своё мнение по затронутым вопросам. Многочисленные комментарии к статье показали большой интерес читателей «Калiнкавiцкiх навiн» как к самой статье, так и к событиям, которые коснулись жителей деревни Капличи.
    Сразу скажу: мне не совсем понравилось, что читатели, обсуждая статью, переходят к спору между собой. При этом они забывают о сути проблемы и не вносят никаких предложений по её решению.
    Не совсем я доволен и тем, что автор статьи слово в слово привела мои мысли из моего комментария к статье её коллеги, журналиста Татьяны Зубец «Оптимизация: Легко ли найти оптимальное решение?». Дело в том, что я в своём комментарии ни словом не обмолвился о Капличской школе. Да, о тенденции я говорил, но о конкретной школе в процессе оптимизации я не сказал ни слова. Это действительно очень важная проблема, когда она касается огромного количества детей, их жизни, а также их родителей. Тенденцию в каждом конкретном случае нельзя примерить к какой-то школе, как нельзя надеть на кого-либо костюм, сшитый на другого человека. Должен заметить, что в Германии я тоже не видел, чтобы из одного населённого пункта возили автобусом детей в другую деревню в количестве 90 человек. Но коль сложилась эта проблема с падением части потолка и угрозой для жизни детей, то что надо делать в таком случае?
    Я согласен с теми читателями, которые сказали, что они не хотели бы рисковать жизнью своих детей и посылать их в аварийную школу. Это правильно. А кто должен решить проблему? Моё мнение: только специалисты. По версии работников районо, специалисты из каких-то организаций провели обследование школы и признали данный объект аварийным. Так напечатайте акт обследования в газете, поместите его копию на стендах информации в деревне Капличи, в сельском совете. Пусть люди знают, что аварийность здания школы — не выдумка чиновников.
    Другое дело, когда у жителей деревни возникает вопрос: что за капитальный ремонт проводился в Капличской школе несколько лет назад, если вдруг обваливается потолок в классе? Мне кажется, что этим вопросом должна заинтересоваться прокуратура. Действительно, знают ли чиновники, проводящие капремонт, что означает этот процесс. Выполняются ли при этом законы, учитываются ли критерии, по которым определяется необходимость и объём запланированных и оплаченных работ? Я на этот вопрос тоже не могу дать ответ, потому что я не специалист в области строительства, а тем более в сфере юриспруденции. Но вот на мой вопрос «Что означает термин капитальный ремонт», Википедия дала мне следующий ответ:

    Капремонт — ремонт (с возможной сменой конструкций или их частей, инженерного оборудования) здания и его инженерных систем для устранения физического износа, поддержания и улучшения эксплуатационных свойств без изменения функции здания и технико-экономических показателей.
    Капита́льный ремо́нт — комплекс значительных работ по улучшению состояния зданий и сооружений, инженерных коммуникаций, техники и оборудования, и т. д.
    Слово «капитальный» образовано от слова «капитал», что в данном случае значит «главный», «большой», «значительный»[1].
    Виды[править | править вики-текст]
    Перестройка здания с сохранением культурно значимого фасада
    • Капитальный — комплекс значительных работ по улучшению состояния зданий и сооружений, таких как отделочные работы, сантехнические работы, электромонтажные работы. Нередко капитальный ремонт сродни реконструкции некоторых частей здания или же всего здания.
    • Косметический имеет своей целью незначительные изменения. Например, поклейка обоев, покраска оконных рам и проч.
    • Евроремонт — отделка интерьера с применением современных технологий и материалов: пластика, металло-пластика, стекла и др., в западно-европейском стиле.
    • Ремонт коммуникаций — работы по замене сантехнических труб, электропроводки.
    Порядок ремонта[править | править вики-текст]
    1. Ограждение строительной площадки и опасных зон;
    2. Возведение временных зданий и сооружений;
    3. Замена водоснабжения, канализации, отопления;
    4. Замена электропроводки;
    5. Ремонт фундамента;
    6. Ремонт крыши;
    7. Устройство кровли;
    8. Ремонт фасадов;
    9. Выравнивание стен, полов и потолка.
    Как видим, пункты 6, 7 как раз и говорят о том, что необходимо капитально ремонтировать, приступая к капремонту здания. А вот теперь интересно было бы посмотреть на акты обследований компетентных организаций о необходимости проведения капремонта школ, детских садов, жилых домов, где намечено проводить капремонт. Меня лично интересует этот вопрос касательно списка жилых домов, которые подлежат капремонту в нашем городе в 2017 году. Дом, в котором живёт моя семья, в этот список не включён. Почему? Я и другие жители нашего дома ждут ответ на данный вопрос от руководства КУП «Коммунальник Калинковичский», куда мы направили своё обращение.
    И ещё одно замечание по поводу статьи «Жителей Капличей не интересует Декрет №3». Если бы её прочитал Михаил Задорнов, вероятнее всего он сказал бы: ну, не могу понять, зачем в Капличах объяснять этот непопулярный в народе закон, если у них сегодня другая боль. Это как онкобольному говорить о трудотерапии или в разбушевавшийся вулкан подбросить пару бочек бензина. Ну, не могу я поверить, что такая умная женщина как В. В. Касьянчик, зная, что Капличи бурлят, поехала бы разъяснять жителям Декрет №3.
    Что надо делать? Думаю, что надо привлечь специалистов, показать жителям Каплич необходимые документы, сесть за стол переговоров с представителями общественности и погасить разгоревшееся пламя. Надо помнить, что не всегда собрание или толпа могут принять объективное, правильное решение. В одном уверен, что выступать в роли Дон Кихота при решении самых сложных вопросов никак не украшает Виктора Замостика как представителя власти. И последнее, при всех экономических трудностях в республике можно найти необходимые средства для решения проблемы, которая касается жизни детей, их будущего. Было бы желание, а не амбиции…
    Буду рад, если этот комментарий будет опубликован на страницах районной газеты.

  • 18.02.2017 в 20:45
    Permalink

    Оптимизация, глобализация, конкуренция, компьютеризация, стагнация, модернизация… Сколько всего ещё придётся пережить нашей стране, нашему народу. Подобным путём прошли многое страны, которые имеют более развитую экономику, чем мы. В Германии тоже во многих деревнях нет никаких клубов, бывает, что закрываются ранее построенные и действовавшие плавательные бассейны. Я сам был очевидцем, когда приличные по своим масштабам почтовые отделения начинали арендовать в магазинах небольшие площади для почтовых операций. Нашу почту ждёт то же самое. Однако жизнь на этом не останавливается. В населённых пунктах Германии организуются по особому графику еженедельные, квартальные, годовые ярмарки (при этом и в рабочие дни). Кстати, подобная форма практикуется уже и в Витебской области. Сюда приезжают представители различных предприятий, фирм, которые реализуют свою продукцию, различные товары и продукты питания. Центры отдыха проводят музыкально-развлекательные мероприятия в различных регионах, где устанавливаются огромные военные палатки (настоящие дворцы). Сюда съезжаются молодые люди с окружающих и дальних деревень и веселятся на дискотеках всю ночь. Большая культурно-просветительная работа проводится церквями. А как поставлена работа по развитию туризма! Так что молодёжи и всему населению всегда можно найти дело по душе. Немало организуется на энтузиазме заинтересованных людей, но и многое делается на платной основе. А вот тут и наступает главный *водораздел* между ТАМ и у НАС. У них работает экономика, люди зарабатывают хорошие деньги и готовы платить за удовольствия. Так что сначала нам надо думать о развитии экономики и параллельно надо оптимизировать образование, культуру, физическую культуру, спорт и досуг молодёжи. Работы — непочатый край…

  • 07.02.2017 в 17:16
    Permalink

    32 библиотеки. Это одна библиотека на 1875 человек. Богатые немцы имеют одну библиотеку на 6000 жителей. Так что нам еще оптимизировать и оптимизировать.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.