Они выбрали лес

DSCN5254Терентий Чижик был родом из сожженной фашистами деревни Селютичи. Случилась эта трагедия 18 ноября 1942 года. В том огне погибли его родители, младшие брат и сестра и более 200 жителей деревни. Довелось выжить лишь тем, кто успел укрыться в лесу, да тем, кому чудом удалось выбраться из огненного пекла.

Из семьи Чижик уцелели четверо: старшие братья Терентий и Марко, которые к тому времени уже партизанили, сестры Вера и Мария, которые еще в первые дни войны выехали в эвакуацию.

«Лес меня спас, укрыл, потому я так его люблю, потому и работать пошел в лесную отрасль», — часто говаривал Михаил Чижик – основатель лесной династии, которую продолжили сын Владимир и внук Виктор.

Михаила Терентьевича давно нет, но память о нем – человеке порядочном, принципиальном и мужественном живет в детях, внуках. Вместе с его сыном Владимиром мы мысленно возвращаемся в довоенную деревню Селютичи Петриковского района.

Из зажиточной семьи

DSCN5229…Михаил появился на свет в 1922 году. Был он старшим сыном в крепкой, зажиточной семье. Все, что имели, – добротный дом, большое хозяйство, — Чижики добыли собственным мозолем и потом, работой на земле от зари до зари, а потому коллективизацию приняли крайне болезненно. Терентий Чижик, который отличался дальновидностью, в колхоз вступил только из-за детей. Понимал, что им придется жить и работать при новой власти, а кто его знает, чем может обернуться для родных его упрямство, неповиновение.

Как показало время: поступил мудро. В середине 30-х нескольких зажиточных хозяев деревни объявили кулаками и врагами народа, забрали в Мозырскую тюрьму, в застенках которой расстреляли без суда и следствия. Тогда же семей десять были раскулачены и высланы в Сибирь. Беда обошла стороной Чижиков, которые добровольно отдали в колхоз всю скотину, отказались от большого надела земли, приобретенного еще у местного пана Ходкевича.

Рожденный в рубашке

До войны Михаил окончил семь классов: четыре в Селютичах, еще три – в Грабовке, куда приходилось ходить за семь километров. Учился хлопец хорошо, а потому отец настойчиво советовал «ехать в город, выбиваться в люди». Он уже и надумался, да все планы перепутало вероломное нападение немцев.

В июле 1941-го Михаил оказался среди односельчан, которым доверили эвакуацию техники и скота вглубь страны. Дорога случилась тяжелая: не успев далеко уйти, попали под бомбежку. Несколько человек погибли на месте, несколько получили ранения, а у Чижика – ни царапины. Ему, к слову, будет везти все военные годы: пули, словно заговоренного, обходили стороной. «Родился в рубашке», — так он объяснял свое везение.

Контора базисного питомника

Контора базисного питомника

Домой Михаил тогда не вернулся: в петриковских лесах попал в партизанский отряд «Красный Октябрь», организованный председателем Петриковского райисполкома Тихоном Бумажковым, и, не раздумывая, встал на защиту Родины. Интересный факт: 6 августа 1941 года Бумажков и командир отряда Федор Павловский первыми из партизан были удостоены звания Героя Советского Союза.

— Отец партизанил до освобождения района, а вместе с ним – дядько Марко, — рассказывает Владимир Михайлович. – К сожалению, в каких войсках они служили после освобождения Петриковщины, я не знаю. Ничего не скажу и о боевых наградах, хотя помню, что имелись у обоих.

Благодаря сайту «Подвиг народа» удалось ра-зузнать, что красноармеец Михаил Чижик служил в третьей отдельной роте МСВ окружного артсклада 1395, был награжден орденом Отечественной вой-ны II степени и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Марко Чижик имел орден Отечественной войны I степени.

Приклонить голову было негде

В 1946 году Михаил, наконец, добрался до родных мест. Сердце обливалось кровью, когда шел по пустынным улицам некогда большой и красивой деревни: из 200 хат осталось лишь десять, из почти 400 жителей – чуть больше пятидесяти. Среди выживших – семья его невесты Евы Насека. У них даже дом уцелел – удача в то голодное и холодное время невиданная.

— Родители бабушки с младшими детьми успели до прихода карательного отряда укрыться в лесу, — вспоминает Владимир Михайлович. – Сама же бабушка оказалась в горящей избе. Спасло ее, что стояла у двери: немец попался сердобольный, людские слезы его разжалобили, и он выпустил трех человек. При этом предупредил: если увидят остальные – расстрел неминуем. Но все обошлось…

Калинковичский лесхоз принимает республиканский семинар

Калинковичский лесхоз принимает республиканский семинар

…Приклонить голову Михаилу было негде: на пепелище дома, в котором прошло его детство, он рыдал как ребенок, терзая свою израненную душу вопросами: «Почему? За что?». Ева успокаивала, как могла: надо жить дальше, строиться, рожать и растить детей. С того дня – радостного и тяжелого одновременно – молодые больше не расставались.

Дом с видом на лес

— Когда открылось Селютичское лесничество, отец пошел устраиваться на работу, — рассказывает Владимир Михайлович. – Очень хотел быть лесником, а его поставили бухгалтером. Начальник, когда он попытался спорить, строго так сказал: «Мы грамотными кадрами не разбрасываемся. А в лес за грибами и ягодами тебе никто ходить не запрещает. Ходи себе на здоровье, природой любуйся, отдыхай».

Михаил в лесу действительно отдыхал. Он и сыну говорил:

— Если дела не ладятся, если на душе кошки скребут, стараюсь выкроить в день с полчаса, чтобы спокойно прогуляться по лесным тропинкам, подумать под шум деревьев.

Причем любил это делать в любую пору года, при любой погоде, отмечая красоту и неповторимость каждого момента.

Благо, ходить далеко не приходилось: контора и Селютичского, и Копцевичского лесничеств, в которое Михаил перевелся в 1950 году, находилась у самого леса. Он и дом свой в Копцевичах поставил также: специально выбрал участок на окраине деревни с видом на лес.

Откуда подмога? Из лесу, вестимо…

Бежали годы. У Евы Игнатовны и Михаила Терентьевича подрастали четверо детей: Владимир, Николай, Валентина и Мария. На хозяйке лежали все бытовые проблемы. Хозяин отвечал за материальное благополучие семьи и учебу детей. К обоим вопросам относился крайне ответственно.

Если нужно, на работе засиживался допоздна, выходил в праздники и выходные, заменял-подменял заболевших. Также обстояло дело и с отцовскими обязанностями: исправно посещал все родительские собрания, если же кто-то из детей не успевал с уроками или что-то не понимал, часами объяснял, повторял – терпеливый был очень.

— А еще – порядочный и скромный. Не выносил, когда люди выпячиваются, «выбивают» себе военными заслугами должности, — говорит сын. – Ему в середине 60-х предлагали место главного бухгалтера в Петриковском лесхозе, жилье там давали – отказался. Помню, пришел и сказал матери: «Куда мне уж лезть на старость. Пускай молодежь пробивается».

Василий БЫКОВ и Владимир ЧИЖИК в базисном питомнике

Василий БЫКОВ и Владимир ЧИЖИК в базисном питомнике

В итоге Копцевичскому лесничеству Михаил Терентьевич отдал более тридцати лет. Все это время грамотно совмещал бухгалтерскую работу с общественной: возглавлял профком, являлся депутатом сельсовета. Усталость, как и прежде, снимал в лесу, который еще и подкармливал большую семью.

— В сезон грибов и ягод мы с мамой не только запасались лесными дарами на зиму, а и копейку на них умудрялись заработать: в Копцевичах был овощесушильный завод, куда мы несли свои излишки. Заработанные деньги шли на школьные обновки. И тут родители давали право выбора: «Раз сами заработали, то и решайте, что покупать». Мне это нравилось, чувствовал себя взрослым, самостоятельным.

Мальчишеские мечты становятся реальностью

Неудивительно, что Владимир выбрал лесную отрасль. Говорит: уже в классе шестом знал, что будет поступать на лесовода. Так оно и случилось: в 1963 году 16-летний парень стал студентом Полоцкого лесного техникума. Учился хорошо, старался, а потому, получив на руки диплом, без проблем сдал экзамены на заочное отделение Брянского технологического института, где освоил специальность «инженер лесного хозяйства».

Учебу успешно сочетал с работой: по распределению молодой специалист приехал в Грабовское лесничество, откуда через год перевелся в Копцевичи — захотелось быть поближе к родным.

Начинал с должности помощника лесничего, днями пропадал в лесу с лесниками, ходил за ними следом, присматривался, задавал вопросы – таким образом накапливались практические знания, опыт, которые пригодились в будущем, явились надежной основой для карьерного роста. Но это было потом, а пока Владимир терпеливо вникал в курс дела.

— В ту пору техники в лесничестве не было никакой. Вырубки производили топорами да пилами-двуручками. Ездили на лошадях, ими же лес перевозили. Чуть позже нам мотоциклы выдали, — вспоминает Владимир Михайлович. – Связаться с лесниками тоже была проблема: по понедельникам по установленному правилу они все являлись на планерку, где получали задания на неделю, но если что-то экстренное – пожар, например, – искать их даже не пытались: как? Благо, с пожарами тогда дело обстояло спокойнее – люди ценили лес, оберегали, он многих кормил. Теперь относятся чаще всего безразлично, мало кто думает, что незатушенный костер или сигарета могут привести к трагедии. А у меня душа болит, когда вижу дым над лесом.

Должности разные, отрасль одна

В 1972 году директор Калинковичского лесхоза Василий Быков предложил Владимиру место инженера базисного питомника. Особенно обрадовалась новой должности жена Светлана – уроженка нашего города.

— Площадь питомника – 22,8 га. Он находился там же, где и сейчас, — неподалеку от Гулевич, — рассказывает Владимир Михайлович. — На его территории мы выращивали посадочный материал (сосна, ель) для собственных нужд, а также Озаричского, Лельчицкого, Петриковского, Октябрьского, Мозырского лесхозов. Было еще так называемое школьное хозяйство – здесь произрастали различные деревья и кустарники (каштан, ива плакучая, акация и т.д.), которые использовались для благоустройства населенных пунктов, пришкольных и придомовых дворов. Пробовали прививать на сосну голубую ель.

Потом была должность инженера по охране леса и охотничьей фауны, за ней – старшего инженера по лесозаготовке, переработке и реализации. При Владимире Михайловиче начались отгрузки на экспорт — первой страной, выбравшей калинковичскую древесину, стала Италия.

— В 1979-м меня назначили директором Комаринского лесхоза. Честно говоря, упирался я очень: в Калинковичах уже и квартиру получили, у жены работа была, которая нравилась, у сыновей – школа-сад. Срываться в неизвестность не хотелось. На семейном совете порешили, что поеду пока один, осмотрюсь, а там видно будет. В итоге ж вышло так – пять-шесть дней я в Комарине, один-два дома. Помотался четыре года, лесхоз при мне переходящее Красное знамя получил, удачно все складывалось, но я к родным хотел, поэтому запросился домой. Благо, вышестоящее руководство меня услышало. Вернулся опять к Быкову, стал главным инженером.

В лесхозе тогда имелся собственный цех по выпуску хвойно-витаминной муки для скота (закрыт после аварии на Чернобыльской АЭС), ферма по выращиванию крупного рогатого скота (находилась в Хобном), большая пчелиная пасека, базисный питомник, лесопильный цех и т.д. Забот-хлопот было много, планов – еще больше: контора явно требовала капитального ремонта, а еще лучше – переезда в новое здание. Вскоре его строительство было начато на территории, приобретенной у ДСР-10.

— Правда, заканчивали стройку уже без меня: я пошел главным инженером в Жлобинский лесхоз, затем – заместителем генерального директора ЗАО «Мозырьлес», — рассказывает мой собеседник. — В общем, должности за сорок лет трудового стажа были разные, а отрасль одна – лесная. К ней душа моя прикипела.

Виктор Чижик

Виктор Чижик

Любовь к лесу – в наследство

Владимир Михайлович гордится, что продолжателем дела их семьи стал младший сын Виктор. Он, к слову, как и отец, начинал с должности помощника лесничего, сейчас трудится главным инженером Калинковичского лесхоза. Признается: в школьные годы видел себя спортсменом либо тренером, всерьез увлекся легкой атлетикой, окончил училище олимпийского резерва г. Гомеля, факультет физической культуры и спорта Гомельского университета им. Скорины и … понял, что со сферой ошибся, в 1999 году поступил в Белорусский государственный технологический университет на факультет «лесное хозяйство»: его нестерпимо потянуло в лес, любовь к которому впитал от отца и деда и которую постарается передать своим детям.

Татьяна ЗУБЕЦ.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.