Петр сурков: подвиг во имя жизни

ШАГНУЛ В БЕССМЕРТИЕ

Начало Калинковичско-Мозырской операции было назначено на 8 января 1944 года. За месяц до этого 75-я гвардейская стрелковая дивизия по причине больших потерь была выведена в район Речицы для доукомплектования. А за неделю до начала общего наступления в составе 65-й армии заняла позиции в районе деревни Давыдовичи.

Никогда прежде бойцы не видели такого количества войск, сконцентрированных в одном месте. Особенно артиллерии. Любая полянка, любой кустарник между болотом и лесом – везде была артиллерия. И среди них РС-ы – большие снаряды в рост человека с шарообразными «головами» и нижними стабилизаторами, которые бойцы называли «андрюшами». Они были установлены рядами и занимали целые гектары, готовые по команде мгновенно сорваться с места.

Первыми начали «катюши», и вслед за ними загрохотали все орудия: над головами бойцов полетели «андрюши», к ним добавились минометы. Невероятной мощности гул разносился на многие километры, земля в прямом смысле содрогалась от разрывов снарядов.

Когда артподготовка закончилась, вперед пошла пехота. Повел в атаку своих бойцов и заместитель командира батальона 212-го гвардейского стрелкового полка старший лейтенант Сурков. Но враг был силен и коварен, оказывал упорное сопротивление, заставляя наших бойцов прижиматься к земле. Не раз и не два самому Петру Суркову приходилось совершать разные маневры, укрываясь от пуль и осколков снарядов.

Но на четвертый день боев вражеская пуля все-таки настигла отважного офицера. Он словно споткнулся, в горячке еще вскочил на ноги и, совладав с пронзительной болью, поднялся в полный рост, сделал несколько шагов вперед. Однако очередная пуля сразила его, и он бездыханно упал на землю. Бойцы на мгновение задержались рядом с командиром, но общая атака увлекла их, и они пошли дальше.

Через два дня освободили Калинковичи. А еще через день на общем построении полка от имени Президиума Верховного Совета СССР бойцам и командирам полка вручали награды за форсирование Днепра. Среди тех, кому присвоили звание Героя Советского Союза, было и имя заместителя командира батальона Петра Суркова…

МЕЧТАЛ СТАТЬ УЧИТЕЛЕМ

О карьере военного сын сибирского крестьянина и не мечтал. Петр Сурков родился 24 июля 1915 года на юге Красноярского края в селе Ермаковском, что находится в 74 км от города Минусинска. Рядом протекает речка Оя, приток Енисея.

Ермаковское – место заимок шушенских крестьян. Создавалось село для поселения ссыльных, и в дореволюционные времена в ссылке там жили В. К. Курнатовский, П. Н. и О. Б. Лепешинские, М. А. Сильвин, Н. Н. Панин, А. А. и Д. В. Ванеевы. В 1899 году Владимир Ульянов (Ленин), живший в то время в селе Шушенском, организовал в Ермаковском совещание политических ссыльных марксистов.

В 1935 году Петр окончил Ермаковскую десятилетку. Способный, пытливый и умный парень, Сурков решил стать учителем. Для этого у него имелись все задатки. Как раз в тот год в селе Разъезжем открыли новую школу, и Петру Суркову предложили в ней место учителя начальных классов. Он согласился. Как позже вспоминали ученики и коллеги-учителя, Сурков был из той категории людей, чья жизнь – непрерывный труд, неустанное стремление к знаниям. Петр продолжал учиться сам и старался заразить тягой к знаниям своих учеников, с которыми у него вскоре сложились уважительные отношения.

Лишь два года он и успел поработать в школе. В 1937-м Петра Суркова призвали на действительную военную службу. Срочная служба проходила на Дальнем Востоке, где уже в те годы была напряженная обстановка. Но в 1940-м демобилизовался и вернулся к семье. Женился он еще тогда, когда поступил на работу в школу. Его избранницей стала местная девушка Анна Тюлькина. В тот год, когда Петр уходил в армию, в семье появился первенец – дочь Роза.

В армии Сурков вступил в партию, там же окончательно решил посвятить свою профессиональную жизнь учительству. Подготовился, сдал экзамены и поступил на исторический факультет педагогического института. Но успел сдать только две сессии и окончить первый курс – началась война.

В первый же день он отправился на призывной пункт. В военкомате его определили в полковую школу и направили на курсы политсостава. Получив звание политрука, Петр Сурков в начале июля 1942 года был направлен для прохождения службы в 90-й стрелковый полк 95-й стрелковой дивизии на Сталинградский фронт. Представился подполковнику Михаилу Борисову, который возглавлял полк с осени 1941 года. Комполка тогда окинул молодого политрука оценивающим взглядом. (Никто из них тогда и представить себе не мог, что за форсирование Днепра оба получат звания Героев, а головы сложат при освобождении Калинковичского района и упокоятся в одной братской могиле.)

У МАМАЕВА КУРГАНА

Боевые действия 90-й СП 95-й СД вел на северо-западной окраине города на Волге. Бои шли непрерывно. Враг атаковал напористо, бросая в бой все новые и новые подкрепления. Но и наши бойцы сражались яростно. Не считаясь с потерями, они отстаивали каждую пядь родной советской земли. Именно полк Борисова с ходу и без поддержки артиллерии овладел северными и северо-восточными скатами знаменитой высоты 102.0 (Мамаев курган) и прочно удержал захваченный плацдарм, отражая при этом многочисленные ожесточенные контратаки противника.

И командир полка непосредственно в боевых порядках руководил отражением яростных атак противника. В районе завода «Баррикады» полк Борисова овладел бензобаками и прочно удерживал их, а во время наступательных боев в том же районе полк овладел девятью улицами, преодолевая упорное сопротивление противника и неся невероятные людские потери. С риском для жизни командир полка Борисов постоянно посещал боевые порядки батальонов и рот, казалось, в самый критический момент оказывал помощь командирам в успешном выполнении боевых задач.

Свидетелем событий и в Сталинграде, и на Днепре был известный советский писатель, а в то время спецкор газеты «Красная Звезда» Василий Гроссман. В очерке «Первый день на Днепре», рассказывая о масштабной подготовке дивизии Горишного к переправе, вдруг вспомнил те дни: «Год тому назад дивизия генерала Горишного отражала первые атаки 6-й германской армии, предводительствуемой фельдмаршалом Паулюсом на великом волжском рубеже в Сталинграде. Бои шли у Мамаева кургана. Таких боев не знал мир. То не были бои за Мамаев курган. То не были бои за один только Сталинград. То были бои за судьбу России. Думал ли кто-нибудь из тех, кто в сентябрьские дни 1942 года среди развалин Сталинграда на крутом берегу Волги, среди дыма и пламени, под вой немецких пикировщиков отражал зловещий натиск германских танковых и пехотных дивизий, что через год войска Красной Армии огромным победоносным фронтом, от Смоленска до Днепропетровска, выйдут к Днепру? Мечтали ли об этом сталинградцы?

И потому-то в торжественном и молитвенном волнении люди становились на колени и пили светлую днепровскую воду. Они были свидетелями и участниками величайшего торжества нашего народа. За спиной их лежали сотни километров дороги. Когда-нибудь расскажут об этом страдном пути — о метелях и вьюгах, о злых ветрах, об осенней распутице и холодных дождях, о страшном огне немецких минометов и орудий, о тяжелых самоходных пушках и танках «Т-6», нападавших из засад на передовые цепи советской пехоты».

СТАЛИНГРАДСКАЯ ГВАРДИЯ

В боях под Сталинградом Петр Сурков был дважды ранен. Первый раз еще в августе, но поле боя тогда не оставил, а, получив перевязку, продолжал сражаться. Но в середине сентября он все-таки оказался в госпитале.

В конце зимы 1943-го обескровленную дивизию вывели на переформирование. Приказом Народного комиссариата обороны за мужество и героизм, проявленные бойцами в Сталинградской битве, дивизии было присвоено наименование гвардейской. Спустя месяц она получила и новую нумерацию – 75-я гвардейская стрелковая дивизия.

Новую нумерацию получил и полк, в одном из батальонов которого служил лейтенант Сурков. Теперь он стал 212-м гвардейским СП. После переформирования полк в составе дивизии, приданной Центральному фронту, оказался на Курской дуге, где в упорных боях сумел не только удержать оборонительный рубеж, но и прорвать вражескую оборону.

«212 гв. сп 6 июля 1943 г. вошел в соприкосновение с противником в районе рощи «Палец» и, отражая контратаки немцев, продвигался вперед, выполняя приказ по отражению прорвавшегося противника, – записал в журнале боевых действий командир дивизии полковник Горишний. – К исходу дня 6 июля полк был атакован во фланг двумя батальонами пехоты и 50 танками, атака после жестокой схватки отбита и продвижение противника остановлено. С 7 июля, отражая танковые атаки в районе села Кутырка, полк твердо удержал рубежи, нанес противнику большой урон в живой силе и технике. В результате ожесточенных боев уничтожено 34 танка и отбито 4 крупных атаки противника».

Далее были бои в составе Воронежского и 1-го Украинского фронтов. Осенью 1943-го полк вышел к Днепру севернее Киева. Боевая задача – захват и удержание плацдарма в районе сел Глебовка и Ясногородка на правом берегу реки.

ГЕРОИ ДНЕПРА

И в назначенный час началась переправа. Сотни умелых верных рук застучали молотками и топорами, начали строить понтоны и плоты.

«Мы знакомились с несколькими переправами через Днепр, – в том же очерке писал Василий Гроссман. – В первые часы и дни все они шли под знаком величайшего порыва, стихийного народного энтузиазма, всю великую тяжесть их рядовые и офицеры Красной Армии с охотой и радостью приняли на себя. Люди, не дожидаясь подхода понтонов и всех прочих табельных переправочных средств, достигнув берега Днепра, стремительно переправлялись через широкую и быструю воду на плотах, рыбачьих лодках, на самодельных понтонах, устроенных из бочек, покрытых досками, переправлялись под мощным огнем неприятельской артиллерии и минометов, под жестокими ударами немецких бомбардировщиков и истребителей. Были случаи, когда бойцы переправляли полковые пушки на воротах, когда группа красноармейцев переправилась через Днепр на плащ-палатках, набитых сеном.

Этот стихийный порыв во многом помог Красной Армии закрепить плацдармы на правом берегу Днепра. Когда мощные табельные средства подтянулись к Днепру, когда началось строительство мостов и наведение понтонов, когда двинулись танки и тяжелая артиллерия, когда могучие залпы зенитной артиллерии огненным плащом прикрыли переправы, а рев моторов наших истребителей с рассвета до заката стоял над Днепром, — в это время на правом берегу уже находилась наша пехота, вооруженная пулеметами, полковыми пушками, минометами. Она вела ожесточенные бои с немцами, спутав и смешав их расчеты организованно отразить наши попытки к переправе.

Так счастье, смелость, дерзость стали великим вкладом в решение сложнейшей задачи современной войны – форсировании Днепра, одной из самых больших рек нашего материка».

Старший лейтенант Сурков со своим подразделением одним из первых достиг правого берега. Ожесточенная битва на правом берегу Днепра напоминала бои в Сталинграде. Десятки яростных контратак предпринимали немцы. Самоходные пушки, огонь тяжелых минометов, артиллерия и авиация поддерживали немецкую пехоту, которая по много раз на день тщетно стремилась сбросить наших бойцов в Днепр. Многократно возникали гранатные бои, завязывались рукопашные схватки, в которых наши бойцы кололи немцев штыками, рубили лопатками. В медсанбаты стали поступать раненые со штыковыми и ножевыми ранами. Трудно было окапываться, когда в первое время бои шли на самой прибрежной полосе: едва бойцы вырывали в песке окоп глубиной в полметра, как выступала вода, и стены окопов заваливались.

На командном пункте Горишного встретил Василий Гроссман и Петра Суркова. «Пришел на командный пункт заместитель командира батальона старший лейтенант Сурков, – пишет он. – Шесть ночей не спал он. Лицо его обросло бородой. Но не видно усталости в этом человеке, он весь еще охвачен страшным возбуждением боя. Может быть, через полчаса он уснет, положив под голову полевую сумку, и тогда уже не пробуй разбудить его. А сейчас глаза его блестят, голос звучит резко, возбужденно. Этот человек, бывший до войны учителем истории, словно несет в себе огонь днепровской битвы. Сурков рассказывает о немецких контратаках, о наших ударах, рассказывает, как откопал засыпанного в окопе посыльного, своего земляка, когда-то бывшего у него учеником в школе. Сурков учил его истории; сейчас они боевые участники событий, о которых будут через сто лет рассказывать школьникам».

ПОДВИГ

Еще с первой группой десанта под покровом ночи Петр Сурков форсировал Днепр. Скрытно передвигаясь по берегу, они встретили пароход с буксиром. Подпустив пароход поближе, наши бойцы под сильным пулеметным и минометным огнем врага, игнорируя смертельную опасность, во главе с Петром Сурковым захватили пароход. Благодаря этому они обеспечили переправу всего полка на правый берег.

Об этом командир полка гвардии полковник Борисов напишет потом в наградном листе, представляя старшего лейтенанта Суркова к званию Героя Советского Союза.

На протяжении сентября шли тяжелые бои за удержание и расширение плацдарма. 2 сентября был освобожден Ямполь, 7 сентября – Батурин, а 9 сентября, после жестоких боев, город Бахмач, за освобождение которого дивизии присваивается наименование «Бахмачская». 21 сентября дивизия выходит к реке Десна и схода, первой на участке 60-й Армии, форсирует ее. «21.09.43 г. 231-й гв. сп, не взирая на бомбардировку с воздуха, используя подручные средства переправы под прикрытием 212-го и 241-го гв. сп форсировал реку Десна и, выйдя на западный ее берег, закрепился, обеспечив переправу всех частей дивизии», – записал в дневнике боевых действий генерал Горишний.

Бои на плацдарме были жестокими, село Ясногородка несколько раз переходило из рук в руки. За успешное форсирование реки Днепр севернее Киева, прочное закрепление плацдарма на западном берегу реки Днепр и проявленные при этом отвагу и геройство Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1943 года 57 воинов дивизии были удостоены звания Героя Советского Союза, 829 бойцов и командиров награждены орденами и медалями. Но при вручении наград в строю дивизии осталось лишь 17 Героев.

Когда дивизию вывели в Речицу на переформирование, в редкую минуту затишья Петр Сурков написал родным и жене очередное письмо:

«Здравствуйте, родные, здравствуй, Аня! Ты, наверное, Аня, считаешь меня погибшим, а я вот, как видишь, цел и невредим. Мы – в Белоруссии. Здоровье мое хорошее. Все остальное – по-фронтовому. Как здоровье моей старушки? Наверное, все плачет, ждет сынка своего? Поцелуй ее от меня. Как растут Роза и Алочка? Вот уж, приеду, займусь ими. Роза, должно быть, уже большенькая? Узнает ли меня? Ведь два с половиной года не видела, а ей всего пятый идет. Ты рассказывай ей про меня, пусть знает, как сражается ее отец.

А ждешь ли ты меня, моя родная? Жди. Вернусь. Твой Петр».

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Сдержать слово не позволила война. Герой Советского Союза старший лейтенант Петр Николаевич Сурков погиб в бою за освобождение нашего района 12 января 1944 года. На родине у него остались дочери Роза и Алла, жена Анна, мать, сестры Лидия и Екатерина. После войны Анна Михайловна, жена Петра Суркова, переехала в Чимкент. Обе дочери Суркова продолжили его дело – они получили высшее педагогическое образование. Роза даже стала заслуженным учителем школ Якутии, она ушла из жизни слишком рано – в 36 лет. Алла 30 лет преподавала английский язык в Красноярском университете, работала в Англии. Ее дочь Татьяна Кубан избрала себе иное поприще – стала юристом. По ее стопам пошли и дети – сын Богдан и дочь Анастасия. Многие годы семья Кубан жила в Якутии, но в 2007 году переехала в Мурманск. Вместе с мужем Николаем Татьяна первый раз побывала в нашем городе в сентябре 2010 года, второй – в июне 2013-го.

В настоящее время на малой родине Героя проживает лишь его племянница Галина Куземцева, которая весной нынешнего года отметила свое 80-летие. В 2006 году с внуком Владимиром она также посещала наш город.

Имя Петра Суркова увековечено в названии улиц нашего города и в его родном селе Ермаковское. А в 1967 году имя Героя присвоено также Разъезженской восьмилетней школе, в которой он начинал успешно работать, но так и не состоялся, как учитель.

В конце июля в Ермаковском торжественно отметили 100-летие со дня рождения своего героического земляка. Отдавая дань уважения герою-освободителю, и мы решили пройти по следам его недолгого жизненного пути – в благодарность за подвиг, совершенный во имя жизни.

Александр Веко.

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.