Наводчик орудия

Вот уже 15 лет, как моего отца Евгения Харлана нет на этом свете. Сказались тяжелые фронтовые раны. Но в день 70-летия Великой Победы, как и все предыдущие годы, во время Минуты молчания мы, его дети, внуки и правнуки, вспомним его добрым словом и поблагодарим за мирное небо над нами, нашим городом и нашей страной.

У каждого времени свои трудности. На долю моего отца выпали нелегкая и далеко несладкая жизнь. Он родился в 1926 году в деревне Уболоть. Его отец, а мой дед Иван Яковлевич был единственным мальчиком из семи детей Якова Семеновича Харлана. Как наследник, он остался жить с отцом. Семья была дружной и трудолюбивой. Работали в ней все – и взрослые, и дети. Земли у прадеда на большую семью было не так чтобы и много – около 10 гектаров. Но этого было достаточно, чтобы внести семью в разряд кулацких. В стране как раз разворачивалась коллективизация, и готовилась жестокая участь тем, кто работал самостоятельно.

Так вышло, что мой прадед тяжело заболел, попал в Мозырскую больницу. А когда вернулся домой, узнал, что дом, лошадь, пару волов, шесть коров и сельхозинвентарь активисты обобществили – забрали в колхоз. Но самым страшным ударом оказалось то, что арестовали единственного наследника – его сына, а моего деда, и определили на высылку в Пермский край. Не мешкая, прадед поехал в Москву, попал на прием к самому Калинину, пожаловался на произвол. Выслушав, тот отменил решение местных властей и распорядился не ссылать семью в Пермский край.

Жить в родной деревне мои дедушка и бабушка, Иван Яковлевич и Евдокия Елисеевна, уже не могли – они переехали в Калинковичи. Моему отцу тогда исполнилось четыре годика. Дедушка и бабушка стали работать в артели (ныне мебельная фабрика): он ездил на волах, она досматривала скот. В 1934 году отец пошел в школу. Учился в СШ №4. А через три года в дом снова постучалась беда: деда объявили «врагом народа», дали 10 лет и отправили на прииск «Стахановец», где добывали золото. Отбыв свой срок от звонка до звонка, он освободился, но побоялся возвращаться в Беларусь, опасался за семью. Так и умер вдали от Родины в 1950 году.

С момента ареста дедушки все заботы о четверых детях легли на плечи моей бабушки Евдокии Елисеевны. Времена были не самые благодатные. А тут еще война. Глядя на «новый порядок», который рьяно стали насаждать оккупанты и их приспешники, бабушка решила, что лучше будет, если они вернутся в Уболоть. Моему отцу едва исполнилось 16 лет, и его вполне могли угнать в Германию. Дом, в котором они раньше жили, пустовал, и они поселились в нем.

В армию Евгения Харлана призвали в конце декабря 1943 года. Сначала он попал в училище, где готовили бронебойщиков. За шесть месяцев изучил материально-техническую часть и научился стрелять из противотанкового ружья. Особое внимание уделялось стрельбе по движущимся целям. И только после этого был отправлен на фронт.

Но в бронебойщики Евгений Харлан не попал. Его направили в 66-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион 90-й Ропшинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии и определили в расчет 76-милиметрового противотанкового орудия. Наводчик орудия ефрейтор Харлан свою первую медаль «За отвагу» получил в январе 1945 года за то, что в бою за город Цеханув обнаружил станковый пулемет противника, который преградил путь продвижения нашей пехоте. Отец не растерялся, за короткое время огнем из ПТР уничтожил огневую точку врага, убив при этом расчет из четырех фашистов.

А спустя месяц на груди Евгения Харлана появилась вторая медаль «За отвагу». В середине февраля в тяжелом бою у деревни Мишке пришлось вести огонь прямой наводкой. Отец действовал отважно и решительно. В какой-то момент боя он заметил группу вражеских автоматчиков в количестве 10 человек. Уничтожили не только их, но и 80 мм пушку, которая вела огонь по нашим позициям. «Под артиллерийским и минометным огнем противника проявил мужество и отвагу в этом бою», – написано в представлении к медали.

Отец не любил говорить о войне, редко когда предавался воспоминаниям о том страшном и жестоком времени. Пожалуй, лишь однажды, в канун 50-летия Победы, в интервью районной газете он признался, что все время пришлось действовать на переднем крае. А чем ближе наши войска подступали к Германии, тем ожесточеннее было сопротивление немцев.

К ордену Славы 3-й степени отец был представлен в марте 1945 года. Командир дивизиона написал в наградном листе: «В бою с немецко-фашистскими захватчиками 17 марта 1945 года под деревней Гросс Клешкау ефрейтор Харлан, будучи зам.наводчика орудия прямой наводки, под огнем противника подносил боеприпасы к орудию, быстро заряжал орудие. Невзирая на опасность, действовал спокойно и уверенно. Когда был ранен наводчик, Харлан работал за два орудийных номера и успешно справлялся. Орудием прямой наводкой уничтожен пулемет с расчетом, станковый пулемет, подавлен огонь ДЗОТа и уничтожено 11 солдат противника.

А 26 марта при ведении огня севернее Пфардорф на поддержку атаки пехоты ефрейтор Харлан работал наводчиком орудия. Прямой наводкой, невзирая на обстрел противника, точно посылал снаряд за снарядом, уничтожил при этом 14 солдат противника, подавил огонь одного 81 мм миномета, рассеял до взвода пехоты, чем обеспечил нашей пехоте продвижение вперед. Успешно выполнил поставленную боевую задачу перед орудием, проявил мужество и отвагу».

На всю жизнь отец запомнил день 7 апреля 1945 года. К тому времени он был командиром расчета противотанкового орудия. Расчет получил боевое задание: уничтожить наблюдательный пункт врага, который находился примерно в полкилометре от наших позиций. Чтобы выполнить задание, отец приказал выкатить орудие на линию окопов и бить прямой наводкой. Расчет успел сделать лишь несколько залпов, как вдруг рядом с орудием разорвалась немецкая мина. Отец получил семь осколочных ранений. Особенно тяжелым оказалось ранение в голову.

В тот момент война для него закончилась, начались мытарства по госпиталям. Длились они почти четыре месяца. Потом демобилизация, возвращение в Калинковичи. Здесь и нашел его второй орден Славы за тот последний бой. Работал отец плотником, отстраивал разрушенный город, возводя жилые дома. Потом пошел в лесники, после чего долгое время трудился кладовщиком на грибоконсервном комбинате. Последнее время перед окончательным выходом на заслуженный отдых отец работал кочегаром в доме отдыха паровозных бригад.

В 1953 году он женился. С мамой Марией Сидоровной в любви и согласии они прожили 47 лет. Жили сначала на улице Первомайской, потом получили участок и построили собственный дом по улице Якуба Колоса. Родили и воспитали четверых достойных детей – двух дочерей и двоих сыновей: Ольгу, меня, Валерия и Виталия. Мама ушла через шесть лет после отца. Сегодня у них уже 8 внуков и столько же правнуков. Фамилию папы продолжают внук Виталий и правнук Александр. Он появился на свет в этом году. И я думаю, когда-нибудь он обязательно узнает и о своем героическом прадеде, и о том, что родился в год славной даты – 70-летия Великой Победы.

Наталья Харлан (Малащенко).

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.