ТАРАН

В годы Великой Отечественной войны многие советские воины, когда заканчивались боеприпасы, использовали таран, как последнее средство для нанесения смертельного удара по врагу. Конечно, абсолютное большинство таранов было произведено воздушными бойцами.

… воздушный

Так, 22 июня около 5 часов утра летчик 46-го истребительного авиаполка старший лейтенант Иван Иванов в районе Млынова (Украина) совершил таран «Хейнкеля-111». Отважный пилот при этом погиб. Удостоен звания Героя Советского Союза посмертно.

22 июня около 5 часов утра в районе Замброва младший лейтенант Дмитрий Кокорев, который служил в 124-м истребительном авиаполку, совершил таран «Мессершмитта». После тарана Кокорев остался жив, а за подвиг был награжден орденом Красного Знамени. Погиб герой 12 октября 1941 года под Ленинградом.

SovBomber_550
22 июня в 5.15. летчик 12-го истребительного авиаполка младший лейтенант Леонид Бутерин совершил в районе Станислава (Западная Украина) таран «Юнкерса-88». К сожалению, при таране летчик погиб.

22 июня около 6 часов утра в районе Выгоды (неподалеку от Белостока) неизвестный летчик на самолете «У-2» (их еще ласково называли «ушками») совершил таран «Мессершмитта». Во время тарана воздушный герой погиб.

В первый день войны, 22 июня около 10 часов утра, совершил таран «Мессершмитта-109» над Брестом и лейтенант Петр Рябцев, служивший в 123-м истребительном авиаполку. Летчик после таранного удара выжил – выбросился с парашютом, но 31 июля 1941 года в боях под Ленинградом Рябцев погиб.

В книге «Брестская крепость» С.Смирнов описывает воздушный таран в первый день войны:

«Это было около 10 часов утра, когда крепость была уже окружена и вела тяжелый бой. Отбивая атаки немецкой пехоты в крепостном дворе, Матевосян и его товарищи видели, что несколько наших истребителей — «чайки», как тогда их называли, — ведут над Брестом бой с группой «мессершмиттов». Численное превосходство было на стороне противника, но советские летчики сражались отчаянно и сбили два или три вражеских самолета. Этот бой уже подходил к концу, как вдруг одна из наших машин устремилась навстречу «мессершмитту» и столкнулась с ним в воздухе. Охваченные пламенем, оба самолета пошли к земле и скрылись из виду».

А вот что записано в истории 123-го истребительного авиационного полка о воздушном таране над Брестом: «22/VI — 41 г. 4 истребителя — капитан Мажаев, лейтенанты Жидов, Рябцев и Назаров — вступили в бой с Ме-109. Самолет лейтенанта Жидова был подбит и пошел на снижение. Три фашиста, видя легкую добычу, сверху стали атаковать его, но капитан Мажаев, прикрывая выход из боя лейтенанта Жидова, меткой пулеметной очередью сразил одного «мессершмитта», а второй фашист был подхвачен лейтенантом Жидовым и подожжен. В конце боя у лейтенанта Рябцева был израсходован весь боекомплект. Лейтенант Рябцев, не считаясь с опасностью для жизни, повел свой самолет на противника и таранным ударом заставил его обломками рухнуть на землю. В этом бою было сбито 3 фашистских истребителя при одной своей потере».

Воздушный таран широко использовался советскими летчиками в годы Великой Отечественной войны. Известны пилоты, которые таранили вражеские самолёты по нескольку раз.

Например, Киселев Василий Алексеевич дважды совершил воздушный таран. Великую Отечественную войну он встретил в звании старшего лейтенанта. В районе Могилева в первые дни войны Киселев сбил 2 вражеских истребителя и 2 бомбардировщика. Затем служил командиром звена 34-го истребительного авиационного полка 6-го истребительного авиационного корпуса. В ночь на 10 августа 1941 года старший лейтенант В. А. Киселев вылетел на истребителе МиГ-3 на патрулирование подступов к Москве. В 0.48 на высоте 1200 м в лучах прожекторов им был обнаружен немецкий бомбардировщик He-111. В результате воздушного боя самолет Киселева получил повреждения, а вражеский «Хейнкель» попытался скрыться в темноте. Чтобы не дать ему уйти, Киселев решил таранить врага. He-111 был уничтожен, а поврежденный истребитель стал неуправляемым и вошел в штопор. В. А. Киселеву удалось покинуть его и приземлиться на парашюте. За геройский поступок пилот был награжден орденом Ленина. 6 июня 1944 года в районе города Ржева капитан В. А. Киселев таранил еще один самолет противника, но при этом погиб. За время боевых действий он выполнил 251 вылет. Проведя 21 воздушный бой, сбил 7 самолетов противника лично и 4 — в составе группы.

Летчик Хлобыстов Алексей Степанович трижды таранил самолеты противника, при этом два раза в одном бою. На фронтах Великой Отечественной войны с первого дня. Воевал на Карельском перешейке. Свой боевой счет открыл 28 июня 1941 года, уничтожив пикирующий бомбардировщик Ju-87. Осенью 1941 года в воздушном бою сбил свой четвертый самолет, но и сам был вынужден сесть на верхушки сосен. Месяц лежал в госпитале. Был награжден орденом Красного Знамени. Потом воевал на Волховском фронте. В январе 1942 года прибыл в 147-й истребительный авиационный полк Карельского фронта, базировавшийся в поселке Мурмаши Мурманской области.

8 апреля 1942 года в групповом бою сбил три самолета противника: один — пулеметным огнем, два — применив таран, после чего смог посадить машину на родном аэродроме.

14 мая 1942 года совершил третий таран. Раненый в первые минуты боя Хлобыстов направил свой горящий самолет на Me-109, а сам сумел выброситься с парашютом. В госпитале Алексей Степанович узнал о присвоении ему звания Героя Советского Союза.

К моменту гибели Хлобыстов совершил 335 боевых вылетов, сбил 7 самолетов противника лично и 24 в групповом бою.

Трижды таранил врага и майор Н.В.Терехин. 20 июля 1942 года командующий ВВС 52-й армии послал в Москву представление на майора Терёхина:

«В Отечественной войне участвует с первых дней. 10 июля 1941 года в одном из воздушных боев пулеметным огнем сбил самолет противника «Хейнкель-111». И, израсходовав все боеприпасы, тараном сбил второй «Хейнкель-111». И уже поврежденной своей машиной, вторым тараном сбил третий «Хейнкель-111». За геройство и умение воздушного боя с превосходящим противником тов. Терёхин награжден орденом Ленина. 27 июля 1941 года на исходе воздушного боя, не имея боеприпасов, умелым маневром вогнал в землю самолет противника «Дорнье-17».

На 30 мая 1942 года имеет лично сбитых самолетов противника 15 штук. В сложной боевой обстановке находчив. Не теряя самообладания, всегда готов на выручку и помощь. Имеет 150 боевых вылетов, из них 30 на штурмовку войск противника, которые провел успешно.

За личную храбрость, умение ведения воздушного боя, за сбитых лично 15 самолетов противника в соответствии с приказом НКО № 0299 — 1941 года майор Н. В. Терёхин достоин высшей правительственной награды: звания «Героя Советского Союза» и, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 20 мая 1942 года, ордена «Отечественной войны 1-й степени».

Но майор Н. В. Терёхин не получил звания Героя ни летом 1942 года, ни после своей гибели в воздушном бою 30 декабря 1942 года…

Ковзан Борис Иванович (на снимке) — четырежды таранил самолеты противника.

С октября 1941 года он воевал в составе 42-го истребительного авиационного полка. 29 октября 1941 года таранил «Юнкерс-88».

За время войны сбил 28 самолетов противника, из них — один в группе, а четыре — тараном. В трех случаях Ковзан на своем самолете МиГ-3 возвращался на аэродром. 13 августа 1942 года на самолете Ла-5 капитан Ковзан обнаружил группу бомбардировщиков и истребителей противника. В бою с ними он был подбит, получил ранение глаза. И тогда Ковзан направил свой самолет на вражеский бомбардировщик. От удара советского летчика выбросило из кабины. С высоты 6000 метров с не полностью раскрывшимся парашютом он упал в болото, сломав ногу и несколько ребер. Из болота его вытащили подоспевшие партизаны и переправили через линию фронта. В госпитале Ковзан провел 10 месяцев, потерял правый глаз. После лечения добился разрешения продолжить летную службу.

Всего за годы войны он совершил 360 боевых вылетов, провел 127 воздушных боев, сбил 28 немецких самолетов. После войны продолжил службу. В 1954 году закончил Военно-воздушную академию.

Есть среди летчиков и единственная женщина, которая применила таран в воздушном бою.

Старший лейтенант Екатерина Ивановна Зеленко (на снимке) служила в 19-й легкой бомбардировочной авиационной бригаде, расквартированной в Харькове. Участница советско-финской вой-ны 1939—1940 (единственная женщина среди лётчиков) в составе 3-й эскадрильи 11-го легкобомбардировочного авиационного полка, входившего в состав ВВС 8-й армии. Совершила 8 боевых вылетов, в ходе которых уничтожила артиллерийскую батарею и склад боеприпасов противника, была награждена орденом Красного Знамени. Затем вернулась в 19-ю авиабригаду, с мая 1940 служила во вновь сформированном 135-м бомбардировочном полку в качестве летчика-инструктора.

С первого дня Великой Отечественной войны участвовала в боях, будучи заместителем командира 5-й эскадрильи 135-го бомбардировочного авиационного полка. Всего успела совершить 40 боевых вылетов (в том числе ночью), участвовала в 12 воздушных боях. В июле 1941 командовала группой бомбардировщиков, уничтоживших в районе Пропойска 45 танков, 20 автомобилей, до батальона солдат противника, и вернувшейся назад без потерь.

12 сентября 1941 года совершила два разведывательных боевых вылета на самолете Су-2. Несмотря на то что во время второго вылета ее самолет был поврежден, она в тот же день вылетела на задание в третий раз. На обратном пути в районе города Ромны два советских самолета были атакованы семью немецкими Me-109. Второй советский самолет был подбит и вынужден выйти из боя. Зеленко смогла сбить один самолет, а когда у нее закончился боезапас, таранила второй немецкий самолет. Тем самым она уничтожила его, но при этом погибла сама.

Погибшая летчица была похоронена местными жителями в центре села Анастасьевка Сумской области. После войны ее останки были перевезены в город Курск. Посмертно еще в 1941 году представлялась к званию Героя Советского Союза, однако тогда была награждена только орденом Ленина. 5 мая 1990 указом президента СССР ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

… огненный

Когда заходит речь о таранах, совершенных советскими летчиками во время Великой Отечественной войны, обычно вспоминается Николай Гастелло, бросивший свой самолет на немецкую колонну 26 июня 1941 года под Радошковичами. Но дело в том, что широко известный под именем «подвига Гастелло» таран не является воздушным, это – таран наземной цели, такие тараны в годы войны назвали огненным тараном.

За годы войны огненный таран совершили 214 летных экипажей. Из них — 55% пилоты штурмовой авиации. Были среди этих героев и летчики, не имевшие достаточно боевого опыта и подготовки, в звании сержантов, младших лейтенантов и лейтенантов, вчерашние выпускники ускоренных курсов летной подготовки, были и более опытные пилоты из числа командиров полков и эскадрилий.

Продолжительное время считалось, что первым пошел на таран наземной цели на пятый день Великой Отечественной экипаж Николая Гастелло. В тот день под его командованием группа бомбардировщиков 42-й бомбардировочной авиадивизии наносила удар по танковой колонне врага на дороге Молодечно-Радошковичи. Во время бомбежки зенитный снаряд противника пробил бензобак в самолете капитана Гастелло. Машина загорелась.

Конечно, можно было набрать высоту и выброситься из горящей машины на парашютах. Но внизу была территория, занятая противником, и угроза плена воспринималась как бесчестье, а оно хуже смерти. Потому-то на предложение командира покинуть самолет члены экипажа — лейтенанты Анатолий Бурденюк и Григорий Скоробогатый, старший сержант Алексей Калинин -ответили отказом. Тогда пилот и направил горящий бомбардировщик в самую гущу танков и бензоцистерн противника. Там, в бушующем костре вражеской техники, они и завершили свой последний полет.

С тех пор пилотов, пошедших на таран наземных целей, стали называть гастелловцами.

После войны, в результате многолетней работы исследователей, изучения архивных документов и опроса свидетелей удалось установить, что у Николая Гастелло были предшественники. Сейчас ученые полагают, что первым из советских летчиков, да и вообще в мировой авиации, совершил огненный таран комиссар бомбардировочного авиаполка батальонный комиссар Михаил Ююкин. Произошло это в августе 1939 года в боях на Халхин-Голе. При бомбежке позиций полевой артиллерии японцев его скоростной бомбардировщик СБ был подбит. Из пробитого бензинового бака хлынул огненный поток. Пламя расползалось по плоскости самолета, удушливый дым стал проникать в кабины летчика и штурмана. Комиссар попытался сбить пламя скольжением, но тщетно. Стало ясно, что до линии фронта дотянуть не удастся. Скоро могут взорваться бензобаки, и тогда погибнет весь экипаж. Желая дать возможность спастись своим боевым товарищам, Ююкин приказал: «Экипажу оставить самолет!».

Стрелок-радист Константин Разбойников решил разделить судьбу командира и остался в своей кабине. Штурман Георгий Морковкин самолет покинул. Он видел, как их машина, охваченная огнем, тянула за собой длинный шлейф дыма. И вдруг, опустив нос, скоростной бомбардировщик, управляемый твердой рукой комиссара, устремился к складу боеприпасов зенитной батареи. Огненной кометой пылающий самолет врезался в штабеля боеприпасов. Над степью взметнулся огромный гриб пламени и дыма. Раскатистый грохот взрыва заполонил все окрест…

Через двое суток пробрался из тыла противника на свой аэродром Георгий Морковкин. Он и рассказал однополчанам о подвиге комиссара. Узнал о нем и служивший в этом же полку Николай Гастелло.

Во время войны с финнами бросок подожженного бомбардировщика на наземную цель осуществил 11 марта 1940 года командир эскадрильи 16-й скоростной бомбардировочной авиабригады капитан Константин Орлов.
Через год, уже в Великую Отечественную, подобные подвиги начали совершать с первого дня войны. 22 июня в районе Львова командир звена 62-го штурмового авиаполка старший лейтенант Петр Чиркин направил свою пылающую машину на танковую колонну гитлеровцев. 24 июня также на Львовщине, у города Броды, таранил переправу противника экипаж СБ под командованием капитана 33-го бомбардировочного авиаполка Григория Храпая. В составе экипажа были штурман лейтенант В. Филатов и стрелок-радист старший сержант Г. Тихомиров. В тот же день огненный таран совершил старший политрук С. Айрапетов. Он направил самолет на колонну автомашин врага в районе литовского города Таураге. На следующий день, 15 июня, огненный таран применил заместитель командира эскадрильи 43-го бомбардировочного авиаполка капитан А. Авдеев, врезавшись в немецкие танки на шоссе Вильнюс — Минск.

Подвиг гастеловцев в годы вой-ны на территории Калинковичского района совершили экипаж самолета 54-го бомбардировочного полка в составе подполковника М.А.Кривцова, майора И.И.Сомова и старшины Н.А.Павлова и летчик-штурмовик младший лейтенант Ю.П.Шлыков.

Вот как описывает последний бой экипажа Кравцова командир полка М.Федоренко: «Был ясный, не по -зимнему теплый день. Будто бы сама природа способствовала успешному действию наших войск. Полк получил приказ нанести бомбовый удар по станции Калинковичи. Группу бомбардировщиков возглавил Кравцов. «Петляковы» под прикрытием истребителей «ЯК-17» направились к линии фронта.

Самолеты еще не успели лечь на боевой курс, как враг открыл истребительный огонь зенитной артиллерии. В воздух поднялись «Фоке-Вульфы».Завязался горячий воздушный бой истребителей с гитлеровскими асами. Командир по-прежнему вел самолеты к цели. С первого захода мощный бомбовый удар был обрушен на станцию. Горели эшелоны, рвались боеприпасы, поднялась сплошная стена огня… Вдруг от прямого попадания зенитного снаряда в левый мотор самолет ведущего загорелся.

Была возможность выпрыгнуть с парашютом, но подполковник М.Кравцов, майор И.Сомов и старшина Н.Павлов направили пылающий самолет на группу вражеских эшелонов. Раздался еще один оглушительный взрыв, и море огня охватило вражескую технику, в которой погибли десятки гитлеровцев»…

Младший лейтенант Ю. П. Шлыков свой последний подвиг совершил в районе д. Капличи. На фронте находился с июля 1943 г. Участвовал в боях на Курской дуге, на Украине, при освобождении Белоруссии. Совершил 103 боевых вылета, уничтожил 20 танков, 68 автомашин, 18 орудий, сбил 2 самолета противника.
13 января 1944 года в третьем за день вылете группа штурмовиков 431 штурмового авиационного полка наносила удар по противнику на линии сел Кротов и Капличи. Ил-2 заместителя командира авиаэскадрильи младшего лейтенанта Шлыкова был подбит прямым попаданием снаряда в плоскость и загорелся. Летчик направил машину в скопление вражеских танков и взорвался вместе с ним.

Останки Ю.П.Шлыкова захоронены в братской могиле в д. Шиичи нашего района.

Он награжден двумя орденами Красного Знамени и орденом Отечественной войны 1 степени.

… танковый

Одним из первых таких таранов совершил экипаж лейтенанта П. Гудзя. Это случилось 22 июня 1941 года в 8 км от Яворова. Танк KB таранил немецкие T-III и бронетранспортер.

Особенно много таранов было в 1943 году. Например, в сражениях в районе Прохоровки 12 июля советские воины совершили более 20 танковых таранов, а за 50 дней Курской битвы — более 50.

В годы войны такие тараны совершили экипажи Героев Советского Союза капитана В. Богачева из 43-й танковой дивизии под Дубно (26 июня 1941 г.), старшего лейтенанта А. Умникова из 50-й гвардейской танковой бригады под Краматорском (7 февраля 1943 г.), лейтенанта И. Киселева из 65-й ТБ у польского населенного пункта Юзефув (15 января 1945 г.).

Известны несколько случаев таранов танками бронепоездов.

cc384a4ec3b2cff5fa4f07bcf1b
Например, 24 июня 1944 года под Бобруйском, на станции Черные Броды, таран бронепоезда совершил экипаж танка гвардии лейтенанта Дмитрия Комарова 15-й гвардейской танковой бригады, а 4 августа 1944 года на Сандомирском плацдарме —экипаж капитана Леонида Малеева, командира роты 47-го гвардейского тяжелого танкового полка.

Врываясь на вражеские аэродромы, воины таранили самолеты. Механики-водители 24-го танкового корпуса в наступательной операции Сталинградской битвы, преодолев с боями за 5 суток свыше 240 км, утром 24 декабря 1942 года прорвались к станции Тацинская. Здесь находились тыловая база снабжения и два аэродрома противника, где размещались более 300 самолетов. Боеприпасов оставалось мало, поэтому самолеты уничтожали в основном таранными ударами. Танкисты 1-го танкового батальона 54-й танковой бригады капитана С. Стрелкова и 2-го танкового батальона 130-й танковой бригады капитана М. Нечаева уничтожили около 300 самолетов на аэродромах и 50 — на железнодорожных станциях в эшелонах. С участием танкистов был разрушен «воздушный мост», по которому шло снабжение окруженной в Сталинграде группировки Паулюса. Лишилась необходимой поддержки с воздуха и группировка Манштейна, пытавшаяся деблокировать окруженные армии.

Тараны танков против самолетов применили также 11 января 1944 г. воины 49-го танкового батальона на аэродроме г. Любек (Польша), где сожгли 17 самолетов. 28 марта 1944 г. 64-я гвардейская танковая бригада на аэродроме г. Черновцы таранными ударами и огнем уничтожила 30 самолетов. 17 января 1945 г. танковая рота И. Кравченко из 47-й гвардейской танковой бригады на аэродроме под г. Сохачев (Польша) таранными ударами и огнем истребила 20 самолетов.

Танковые тараны совершались как днем, так и ночью. 26 июня 1941 года ночной таран под Дубно совершили танкисты 43-го отдельного разведывательного батальона. Колонна одного из полков противника, вооруженного танками T-II и T-III, остановилась для заправки горючим. При наступлении темноты машины капитана Архипова сделали залп из пушек и ворвались в колонну. Противник понес значительные потери, поднялась паника. Были захвачены пленные.

Танки, врываясь на вражеские огневые позиции, таранили артиллерийские батареи, крушили шестиствольные реактивные минометы и другую боевую технику. При невозможности обхода или для выигрыша времени воины успешно громили мощные берлинские баррикады и даже кирпичные стены зданий.

Наибольшее число таранов совершено экипажами танков KB и Т-34. Они, обладая значительной массой, скоростью и мощной, качественной броней, сокрушали ударом корпуса вражеские танки, бронетранспортеры, штурмовые орудия и другие бронированные машины и равноценные им боевые объекты противника. Иногда экипаж, используя последнюю возможность для уничтожения врага, совершал «огненный таран» в объятой пламенем машине. Известны случаи, когда одним экипажем было совершено несколько танковых таранов. Например, во время обороны Москвы в ноябре 1941 года четыре тарана совершил экипаж танка KB Героя Советского Союза А. Босова, три тарана совершил механик-водитель KB Н. Томашевич в одном бою 12 июля 1941 года, выручая попавшего в беду под Лугой танк командира оперативной группы подполковника Вязникова. Трижды таранил врага И. Рогозин под городом Кривой Рог, дважды — экипажи танков лейтенанта И. Бутенко и старшего лейтенанта П. Захарченко.

… морской

К сожалению, в отличие от воздушных и танковых таранов, про тараны на море во время Великой Отечественной войны неизвестно практически ничего. Найти удалось только один пример применения такого тарана.

Вот что об этом вспоминает капитан 1-го ранга запаса Г. Поляков (сайт http://flot.com/history/events/taran.htm:):

«В Ленинграде в Центральном военно-морском музее висит картина. Художник Г. Горшков запечатлел момент тарана эсминцем «Живучим» немецкой подводной лодки «V-387». Меня к этой картине тянет потому, что я служил на «Живучем». Было это на Баренцевом море, которое осенью 1944 года являлось одним из важных театров боевых действий.

…Поиск длился уже три часа, но результатов не было.

— У Кольского побережья радиоразведка обнаружила семь немецких подводных лодок. Где же они, эти лодки! — проговорил капитан 3-го ранга Н. Рябченко. Штурман развел руками.

Командир присел на диван отдохнуть. Да не пришлось.

— Правый борт — 10, дистанция — 42 кабельтова, малая цель, идет вправо! — поступил доклад из радиолокационной рубки.

— Полный вперед! Пять градусов право руля! — приказал командир.

«Живучий» устремился навстречу цели.

— Подводная лодка, правый борт — 10, дистанция — 3 кабельтова! — доложил сигнальщик Алексей Головин.

Глядя в направлении, указанном опытным сигнальщиком, я заметил на воде два фосфоресцирующих пузыря. От них побежали светящиеся пунктиры, нацеленные на борт эсминца.

— Право на борт! На таран! — подал команду Рябченко. Он решил спасти корабль, подставив торпеде самую узкую часть корпуса, и в то же время не упустить уничтожить врага.

От резкого поворота на большой скорости эсминец накренился. Резкий толчок. Послышались треск и скрежет металла. Нос эсминца приподнялся — форштевень вылез на палубу лодки. Продолжая давить субмарину тысячетонной громадой, корабль накренился на левый борт и потерял ход. От мостика эсминца до фашистской лодки было не более пяти метров, и я отчетливо слышал панические крики гитлеровцев.

— Не упустить врага, уничтожить! — командовал Рябченко.- Полный назад!

Корабль начал медленно отходить. Протараненная фашистская лодка, прижатая волной и ветром к нашему борту, двигалась вместе с кораблем, скрежеща рваным бортом.

Когда «Живучий» отработал назад, лодка оказалась по левому борту. Гитлеровцы пытались уйти, скрыться в темноте, но просчитались. Выйдя из «мертвого пространства», лодка попала под огонь носовой пушки и с большим креном на левый борт ушла на дно.

Для большей гарантии командир решил сбросить на фашистов и глубинные бомбы. Вскоре на мостике услышали один за другим мощные взрывы. Осветив прожектором место гибели субмарины, мы увидели много обломков, плававших в густом соляре. На одном из них номер потопленной фашистской субмарины — «V-387». Родной наш эсминец и в этой смертельной схватке оправдал свое название».

Летчики, танкисты, моряки, молодые еще ребята решались на таранные удары в годы войны, защищая свою землю от врага. Они не думали о том, что таран смертелен. Более того, они рассчитывали уничтожить врага и выжить. Они шли на смертельный риск. Не ради славы, ради победы. Вечная слава им. И вечная память.

Иван Гарист

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.