БОЕВОЙ ПУТЬ НАЧАЛ С МОЗЫРЯ

загруженное (1)

Юрий Александрович Тюряков родился в Обшаровке в 1925 году. Семья была большая. Юре исполнилось только пять лет, когда семью постигло несчастье – умерла мать. Отец его уже много лет работал на станции Батраки, и решил перевести своих детей сюда, на правый берег Волги. Вскоре он женился снова, и жизнь на новом месте стала потихоньку налаживаться. Жила семья Тюряковых в школе № 29 Куйбышевской железной дороги (ныне ОУ СОШ № 9), которая в ту пору располагалась в двух-этажном деревянном здании. Здесь, по соседству с учебными классами, начальник станции выделил жильцам небольшую комнату, поскольку с жильем в ту тяжелую пору было очень плохо. Одно хорошо – чтобы учиться, далеко ходить не нужно.

Юра учился хорошо – тогда все стремились к знаниям. Успешно окончив семь классов, он в 1939г. поступил в Ульяновское ремесленное училище и, получив профессию токаря, некоторое время успел поработать на заводе им. Володарского в Ульяновске. Но тут началась война. Осенью 1941 г. его, как и многих сверстников, кому не исполнилось еще 17-и лет, отправили на рытьё окопов. Зима в тот год началась очень рано, и морозы стояли суровые. В простых ботинках Юрий быстро простудился, и тяжело больного его отпустили домой. Подлечившись, весной 1942 г. он устроился токарем в вагонное депо ст. Батраки, а в январе 1943 г. в дом пришла повестка. В Пензенской области в запасном полку Юрий Тюряков прошел курс молодого бойца. Как имеющего рабочую специальность, его готовили на механика-водителя артиллерийского тягача. Четыре месяца спустя обучение закончилось.

Роту построили, командир объявил: «Кто окончил 7 классов – выйти из строя!» Юрий Тюряков, как положено по уставу, сделал два шага вперед. Таких как он в роте оказалось 18 человек. С тех пор судьба призывников разделилась – одних сразу же отправили на фронт, а Тюрякова и других определили в 1-й Коломенский артиллерийский учебный полк на курсы младших командиров. Молодых курсантов готовили к службе в артиллерийской разведке: учили ходить по азимуту и пользоваться картой, осваивали различные приборы наблюдения. Главной задачей артиллерийских разведчиков было своевременно засечь расположение целей – немецких батарей – и передать целеуказания нашим артиллеристам, которые немедленно открывали огонь на подавление этих батарей. Уделять повышенное внимание этому наше командование заставил горький опыт неудачных наступлений 1942-43 гг., когда атаки советских войск не один раз захлебывались под сокрушительным огнем немцев, вести который они были большие мастера. Поэтому готовили курсантов основательно: почти год. В мае 1944 г. состоялся долгожданный выпуск, накануне которого с фронта из разных частей в полк приехали представители – «на смотрины». Они отбирали очень придирчиво. Потом началось распределение. Юрию Александровичу выпало оказаться во взводе разведуправления 136-го артиллерийского полка 1-го Белорусского фронта.

20 мая Ю. А. Тюряков впервые попал на фронт — в город Мозырь, что на юго-востоке Белоруссии. Месяц наши войска напряженно занимались боевой подготовкой. 24 июня они перешли в наступление против немецкой группы армий «Центр». В ходе стремительного наступления наши войска, прорвав фронт, окружили немцев в Бобруйске и двинулись дальше на запад, беря в кольцо минскую группировку противника. И свою лепту в разгром врага день за днем вносили тяжелые 122-мм гаубицы, огонь которых корректировал Тюряков. Так начался его боевой путь – Калинковичи, Осиповичи, Брест… Очень быстро его полк вступил в Польшу, в конце августа выйдя на Вислу. Хотя тяжелая артиллерия на войне, как правило, стреляет с закрытых позиций, базируясь глубоко в тылу, однако должность артиллерийского разведчика требует всегда, что бы не случилось, оставаться на передовой, среди пехоты. И не раз возникали ситуации, когда приходилось оставлять телефонную трубку и браться за автомат.

Так, вместе с пехотой Юрию Александровичу дважды с боями приходилось форсировать Вислу. Переправлялись ночью, на подручных средствах, кто на чем. Бои на том берегу кипели жаркие, немцы отлично понимали, что с потерей такого важного рубежа, как Висла, гитлеровскому рейху точно настанет капут, и потому держались за реку изо всех сил. Первый плацдарм, занятый неподалеку от Варшавы, передали полякам из 1-й армии Войска Польского, и немцы через пару дней скинули союзников в реку, второй плацдарм, занятый в ночь на 22 августа, наши смогли удержать, но потери в боях за него оказались страшные… Досталось и Юрию Александровичу – оказавшегося под ударом немецкой артиллерии – его тяжело контузило, и несколько месяцев он пролежал в госпитале.

Однажды (был уже февраль 1945 г.) навестить товарища в госпиталь приехали однополчане. «Что, выздоравливаешь уже? А наш-то полк перебрасывают… А ну-ка, давай садись в наш «додж», да поехали с нами, не то, пока ты в госпитале долеживаешь, мы без тебя войну закончим!». И, недолго думая, Юрий Александрович сбежал из госпиталя на фронт! Полк его, тем временем, участвовал во взятии Познани. В апреле 1945 г. он оказался на Кюстринском плацдарме в составе 3-й Ударной армии. Впереди лежал Берлин – до него оставалось 70 километров.

Последняя битва Великой Отечественой началась 16 апреля. Следуя за пехотой, спустя неделю артиллерийский полк был в предместьях неприятельской столицы, а 28-го артиллеристы вели бои уже непосредственно в центре города. Улицы германской столицы всюду перегораживали баррикады, против которых нашли свое применение мощные снаряды гаубиц, поставленных на прямую наводку.

«Перед нами какая-то танковая часть ночью встала, — вспоминает Юрий Александрович, — утром глядим – танки пошли вперед, ну и мы за ними пристроились. Немецкие фаустники по танкам из подвалов стреляют. Танкисты останавливаются, говорят: «Видите, что делают, они так все танки сожгут!» А пехоты рядом нет. Вот наш взвод артиллерийской разведки и стал вместо пехоты. Из автоматов стреляем вдоль домов, по окнам, не даем немцам высунуться, танки вперед идут, если где баррикада встретится, гаубицы ее снарядами разбивают. Так мне запомнился штурм Берлина».

Юрий Александрович дошел до самого центра немецкой столицы, напоследок приняв участие в боях за здание швейцарского посольства. Довелось ему видеть и рейхстаг — правда, издали. Так застал его конец войны. Несколько лет он прослужил в составе Западной группы войск в Германии. Воинская часть, в которой он служил, стояла в пригороде Берлина, расположившись в бывших немецких казармах. Приказ о демобилизации вышел в 1948 г., но Юрия Александровича, как и многих его сверстников, призванных в 43-м, задержали: нужно было подготовить новую смену. Только через год, в 1949-м, наконец вернулся на станцию Батраки, устроился работать кочегаром паровоза в локомотивное депо. Через три месяца выучился на помощника машиниста. В 1962-м, когда Куйбышевскую дорогу электрифицировали, с паровоза пересел на электровоз и продолжал водить поезда. На пенсию ушел в 1980 г.

Светлана Надеждина

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.