СМЕРТИ ПРИВЫК НЕ БОЯТЬСЯ

default

В одном из своих писем с фронта домой Пантелей Лактионов писал: «Здравствуйте, дорогая мама! Получил ваше письмо, писанное Фросей 21.6.44 г., которому был очень рад! Дорогая мама! Кратко о себе: начались бои. Наш фронт очень активно гонит немца на Запад. Ну что еще можно о себе сказать? Не знаю. Тяжелые ожесточенные бои. Я выживаю, как всегда. Смерти привык не бояться. И смотрю на смерть равнодушно. Понимаем, что немца нужно уничтожить и добить в его собственной берлоге, как приказал тов. Сталин.  Прошу вас, пишите чаще, ведь как радостно получать от вас письма. И если бы вы знали, как я их жду от вас. 

Дорогая мама! В отношении отпуска. Конечно, я бы не возражал, но этого не будет. Как — нибудь уж добьем немцев и потом вернемся с победой к вам, дорогая мама». 

Когда дома читали это письмо, Пантелея уже не было в живых. «Здравствуйте, дорогая мама, Лена, Фрося, Витя и все остальные.  Сообщаю, что я живой, здоровый. Сегодня радостный день в моей жизни. После тяжелых наступательных боев достигли государственной границы и перешли речку Буг.  Бои продолжаются. Надеюсь пережить все  тяжести войны и вернуться к вам, дорогие. Итак, вперед! Гул снарядов и свист пуль продолжаются. Целую. Ваш сын П. Лактионов».  

Гвардии старший лейтенант, командир пулемётной роты 239-го гвардейского стрелкового полка 76-й гвардей-ской стрелковой дивизии 70-й армии 1-го Белорусского фронта Пантелей Лактионов родился 28 июня 1919 года в селе Новотроицкое Мариупольского (ныне Бердянского) района Запорожской области в семье крестьянина. Как и многие его ровесники, познал нелегкий крестьянский труд, так как рано остался без отца.  Невзирая на бедность и житейские трудности, окончил среднюю школу. Толковому пареньку, обладавшему каллиграфическим почерком, нашлась работа в городском отделении милиции. Он был принят туда на должность уполномоченного военно-учетного стола паспортного отделения. Желание учиться привело Пантелея в Тбилиси, где он совмещал работу на заводе с учебой в автодорожном институте.

В Красную Армию был призван в 1940 году.  А вскоре грянула война и Лактионов становится ее участником. Сражался на Западном, Центральном, Брянском, 1-м Белорусском фронтах.

В 1943 году Лактионов окончил курсы младших лейтенантов. В одном из тяжелейших боев под Сталинградом железный смерч войны едва не лишил жизни молодого офицера. Можно назвать чудом, что изорванный осколками лейтенант выжил. Но остался без глаза. Не удалось извлечь из его груди и всех осколков. Они часто впоследствии причиняли воину невыносимую боль, которую приходилось скрывать. С такими ранениями вердикт врачей был однозначным – инвалидность и увольнение из армии под чистую.

После госпиталя Пантелей побывал у родных и узнал, сколько горя принесла оккупация его семье; что без вести пропал на войне его родной старший брат Илья. И он решил во что бы то ни стало снова попасть на фронт. Ему пришлось скрыть свое увечье; кусая до крови губы, превозмогать боль от сидящих в теле осколков. И вот лейтенант Лактионов уже назначен командиром пулеметного взвода, а затем и роты 239-го гвардейского стрелкового полка 76-й гвардейской стрелковой дивизии.

240px-Б._П._Локтионов_за_пулеметом
Волевой командир Пантелей Лактионов умел не только громить врага, но и учил своих бойцов грамотно действовать на поле боя,  добился в подразделении безукоризненного воин-ского порядка. Сам же был в бою там, где труднее, а бойцы перенимали его уверенность в успехе боя. И его подразделение стало лучшим не только в полку, но и в дивизии.

«Пулеметом ротный владел виртуозно, и никто не мог так, как он, во время стрельбы гармонично выбивать дробь — «точка — тире», «точка — тире». Ночью, во время затишья, вдруг на передовой раздавались необычные для слуха «точка — тире». Мы знали — это Лактионов проверяет свои «максимы»- так вспоминал о нем командир полка подполковник Горб в своих мемуарах.

Выше всякой похвалы отважному командиру были слова командира 76-й гвардейской дивизии генерал-майора Куприянова,  начертанные им собственноручно на наградном листе Лактионова: «Один из храбрейших офицеров дивизии…»

14 января 1944 года дивизия, в которой сражался Лактионов, ночным штурмом овладела городом Калинковичи. Лейтенант Лактионов в этих боях проявил себя бесстрашным и умелым командиром. Его пулеметная рота своим огнем не раз срывала контратаки противника, уничтожила не один десяток гитлеровцев.

После этого началось освобождение Белорусского и Украинского Полесья. Наступление осуществлялось через болота и непролазные хляби. Бойцы шли гуськом, часто проваливаясь по пояс, а то и глубже. Лактионов терпел боли, доставляемые засевшими между ребер и не извлеченными в госпитале осколками. Пулеметчики преодолели топкую реку Тремля и устроили засаду на дороге из деревни Теребово в райцентр Копаткевичи. Когда в деревне начался бой, по дороге начали спасаться бегством гитлеровцы. Тут-то их и встретил огненный вихрь пулеметчиков Лактионова. Уцелевшие гитлеровцы поодиночке и группами сдавались в плен.

Наступление продолжалось. Ударил мороз. Промокшее в болотах обмундирование превратилось в ледяные панцири, но люди шли вперед. Пробиваясь к реке Птичь, натыкались на огненные засады противника, на его минные поля, фугасы, часто прокладывали себе путь гранатами. Рота Лактионова последовательно закреплялась на перекрестках просек, лесных троп, на полянах, прикрывала тылы и фланги батальона.

Сотни километров прошла весной 1944 года пехота по полесским болотам и достигла Волыни. 239-й гвардейский стрелковый полк занял 40-километровый оборонительный рубеж по реке Припять севернее города Камень-Каширский. Отсюда в июле 1944 года бойцы начали новое наступление на запад.

17 июля 1944 года пулеметчики Лактионова в составе своего полка после артиллерийской подготовки прорвали гитлеров-скую оборону и на следующий день вышли к каналу Турски. Пулеметчики уничтожили до 30 и взяли в плен 11 гитлеровцев, захватили 6 повозок и 3 пулемета. Разгромив противника на берегах канала, воины преследовали его по направлению к городу Бресту. Они с ходу уничтожили противника восточнее села Збунин южнее Бреста и 21 июля 1944 года вышли на Государственную границу СССР. Перед ними лежала пограничная река – Западный Буг. Долгих 3 года шли к ней всем смертям назло советские воины !

В ночь на 22 июля 1944 года Лактионов во главе роты форсировал Западный Буг на правом фланге своего полка. Овладев с боем фольварком Подолянка, полк вплотную приблизился к железной и шоссейной дорогам Брест – Варшава, оказавшись в тылу брестской группировки противника. С помощью дымовых шашек, пулеметчики Лактионова заняли оборону перед разъездом Милашевиче и огнем поддержали батальон в овладении этим разъездом. Соседи запаздывали, штурмуя свои опорные пункты.

Вскоре на позиции батальона буквально обрушился свинцовый град. Фашисты любой ценой старались очистить дороги для отступления своих войск. В жаре загорелись стога сена, ближайшая деревня, даже шпалы на дороге. Успешно были отражены 3 вражеских натиска. Уполз обратно поврежденный гитлеровский бронепоезд. В этот момент Лактионов был ранен осколками разорвавшегося снаряда, но не покинул поле боя.

Фашисты продолжали напирать. С каждой атакой редели ряды батальона. Но, отражая атаки, бойцы успевали даже подбивать гитлеровские машины, идущие из Бреста – перед фронтом батальона образовалось целое кладбище обгорелых железных скелетов.

Лактионов лично вел стрельбу из пулемета, заменив выбывший расчет. Но фашистам, несмотря на большие потери, удалось прорваться под самую насыпь в мертвое для пулеметов пространство. В наших бойцов полетели гранаты. В этот момент окровавленный связной принес приказ Лактионову продержаться еще 20 минут – в километре южнее пылили 2-й и 3-й батальоны полка.

Еще несколько минут Лактионов вел огонь по фашистам. Но вражеская пехота обошла пулемет Лактионова справа. Защищаться там уже было некому. Ленты «максима» пусты, в руке павшего офицера крепко зажат пистолет. Сражался до последнего. И, к сожалению, уже не услышал громогласное «ура» бойцов 3-го батальона…

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство гвардии старшему лейтенанту Лактионову Пантелею Борисовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Похоронен герой в городе Брест на гарнизонном кладбище. В селе Новотроицкое Бердянского района Запорожской области установлен бюст Героя.

Алесь Иваненко

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.