ИСПЫТАНИЕ, ПОЛНОЕ БОЛИ И ТРАГИЗМА

В канун 70-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков по Указу Президента Республики Беларусь участники и ветераны Великой Отечественной войны были награждены памятной юбилейной медалью. Среди тех, кому вручили такую медаль, и Михаил Афанасьевич Навныко (на снимке). 

снимок 028

Он не был на фронте. В 1941 году Михаилу Навныко исполнилось лишь 16 лет. В то время он жил в родной деревне Гулевичи, учился в школе, помогал родителям. Имел родню, друзей и уже тайком заглядывался на привлекательных девчонок. Но тут наступил день 22 июня 1941 года, и в его жизни, в жизни его семьи, односельчан, земляков и всей страны началась черная полоса, полная боли и трагизма. Никто не знал, сколько она будет длиться и какие испытания принесет.

Для Михаила Навныко тернистый путь нечеловеческих испытаний начался в 1942 году, когда он вместе с односельчанином Михаилом Русецким был угнан на принудительные работы в Германию. По дороге дерзкие подростки несколько раз пытались бежать, но из затеи ничего не вышло. Ритмичный стук колес, мелькание лесов и полей, незнакомых станций и полустанков, стоянка в Бресте, а потом долгая дорога в западном направлении по чужим краям. Варшава, Лодзь, Познань, Берлин, Потсдам… Наконец, Нижняя Саксония, город Ганновер. Он и стал конечным пунктом в путешествии юных белорусов по железной дороге.

В Ганновере их заключили в трудовой лагерь, определили на работу, и для Михаила Навныко потекли бесконечные будни «остарбайтера». Спустя какое-то время он познакомился с одним человеком, русским. После разговора он подговорил парня включиться в борьбу с нацистами – заниматься вредительством на производстве. И Михаил начал подсыпать песок то в формы, то в станки. Но его быстро вычислили, сильно били, а потом бросили в тюрьму Ганновера.

Шел 1944 год. Нацисты все чаще снимали войска с Запада и посылали на Восток. Было понятно, что происходит это не просто так, что советские войска все ближе подступают к фашистскому логову. Между тем Михаила Навныко из тюрьмы перевели в концлагерь, откуда вскоре этапировали в другой концлагерь – на этот раз в Нойенгамме под Гамбургом, созданный как филиал концлагеря Заксенхаузен. В Нойенгамме содержалось более 80 тысяч заключенных. Они занимались производством кирпича. Сюда ссылали в виде штрафной санкции. Были здесь граждане Бельгии, Франции, Дании, Польши, немало и советских военнопленных.

Труд узников сопровождался постоянным насилием и издевательствами. Работали они на строительных работах, на канале Эльбы, подземном строительстве, транспортировке, кирпичном производстве и вспомогательных работах внутри лагеря. Привлекали узников и на предприятия по выпуску военной продукции и на металлообрабатывающий завод.

Весной 1945 года лагерь Нойенгамме стал сборным пунктом скандинавских узников. Главари фашистской Германии искали контакты на Западе, а потому шли на некоторые уступки, чтобы снискать к себе расположение. Сначала из лагеря в Швецию вывезли больных узников, а в апреле еще 4000 заключенных из скандинавских стран смогли его покинуть.

И вот наступило 3 мая 1945 года. В этот день фашисты погрузили на корабль «Кап Аркона» более 9 тысяч узников. В тесных трюмах люди стали умирать от жажды и голода, болезней и элементарной скученности. Как раз в это время английские самолеты стали бомбить корабли в бухте Нойштадт, стремясь предотвратить бегство немцев через Балтийское море.

На «Кап Арконе» возник пожар, началась паника. Узники прыгали за борт, живьем горели в трюмах, погибали под обстрелами английской авиации. Только 7 тысяч из них сгорели в огне.

Михаил Навныко не умел плавать. Его спасло то, что в трюме он заметил желтый спасательный жилет и предусмотрительно натянул его на себя. Потому и уцелел в числе 450 счастливчиков. Лишь глубокий шрам на голове от пулевого ранения остался на всю жизнь памяткой о том трагическом дне 1945 года. Волнами его выбросило на берег, где его подобрали эсесовцы и снова погнали в лагерь. Вскоре Михаил Навныко заболел тифом, у него начался жар…

Лагерь освободили англичане. Вместе с уцелевшими немногочисленными заключенными его перевезли в город Вассермюнд, откуда Михаила Навныко передали советским властям. После проверки он написал заявление и был призван в Советскую Армию, срочную службу в которой проходил до 1951 года. Только спустя десять лет Михаил Афанасьевич вернулся на родину…

Александр ВЕКО

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.